Loading...
Загрузка...
Книги Детективы Ю Несбё Тараканы страница 31

Изменить размер шрифта - +
Не могли бы вы позвонить ей и сообщить о моем прибытии?

— Да, понимаю. Извините.

Он повернулся к ней:

— Откуда вы родом, фрёкен Виг?

Тонье Виг удивленно посмотрела на него. А потом заливисто рассмеялась, но смех ее звучал несколько напряженно.

— Это что, допрос, инспектор?

Харри не ответил.

— Если это так важно, то я выросла во Фредрикстаде.

— Я так и подумал, когда вас услышал, — сказал он, подмигнув.

Изящная тайка в холле запрокинула голову, сидя на стуле, и впрыскивала себе в очаровательный носик какой-то спрей. Харри деликатно кашлянул, она вздрогнула и смущенно захихикала, с глазами, полными слез.

— Простите, но в Бангкоке очень грязный воздух, — сказала она.

— Я это заметил. Не дадите ли мне номер шофера?

Она закачала головой и шмыгнула носом:

— У него нет телефона.

— Ну что же. А жилье-то у него есть?

Его шутка ей явно не понравилась. Написав на листке адрес шофера, она подарила ему на прощание едва заметную улыбку.

 

Глава 11

 

Слуга уже стоял в дверях, когда Харри шел по аллее, направляясь к резиденции посла. Он проводил Харри через две большие комнаты, изысканно обставленные мебелью из тростника и тика, и вывел через террасу в сад, разбитый позади дома. Орхидеи полыхали желтым и синим, а под сенью больших раскидистых ив порхали бабочки, словно вырезанные из цветной бумаги. Возле бассейна в форме песочных часов они нашли жену посла, Хильде Мольнес. Она сидела в плетеном кресле, одетая в розовый халат, перед ней на столике стоял такой же розовый коктейль, и ее солнечные очки закрывали пол-лица.

— Вероятно, это вы — инспектор Холе, — проговорила она с твердым «р», что выдавало в ней уроженку района Суннмёре. — Тонье позвонила мне и сообщила, что вы направляетесь ко мне. Хотите что-нибудь выпить, инспектор?

— Нет, благодарю.

— Напрасно. Знаете ли, следует пить в такую жару. Вспомните о балансе жидкости в организме, даже если вам не хочется пить. Здесь слишком быстро происходит обезвоживание.

Она сняла солнечные очки; глаза у нее, как Харри и предположил при виде ее черных как вороново крыло волос и смуглой кожи, оказались карие. Живые, но покрасневшие. Горюет или напилась с утра, подумал Харри. Или и то и другое.

Он прикинул, что ей на вид сорок с небольшим, но выглядела она превосходно. Чуть поблекшая красавица средних лет, из высшего слоя среднего класса. Кажется, он видел ее раньше.

Харри уселся в другое плетеное кресло, которое тотчас прогнулось, облегая тело, словно только его и дожидалось.

— В таком случае я бы выпил воды, фру Мольнес.

Она дала распоряжения слуге и, махнув рукой, выпроводила его из сада.

— Вам сообщили, что вы можете увидеть вашего мужа?

— Да, благодарю, — сказала она.

Харри отметил резкие нотки в ее голосе.

— Мне наконец позволили увидеть его. Человека, с которым я прожила в браке двадцать лет. — Ее карие глаза потемнели, и Харри подумал, что, пожалуй, правильно говорят, будто к берегам Суннмёре в свое время прибило немало португальцев и испанцев, потерпевших кораблекрушение.

— Я вынужден задать вам несколько вопросов, — произнес он.

— Тогда поторопитесь, пока на меня еще действует джин. — И она перекинула через колено стройную, загорелую и наверняка только что выбритую ногу.

Харри достал блокнот. Не то чтобы ему так уж необходимо было вести запись, но не хотелось смотреть на нее, пока она будет отвечать. Так легче беседовать с родственниками жертв.

Она рассказала, что супруг уехал из дома утром и не говорил, будто может вернуться поздно, но всегда ведь могут возникнуть непредвиденные обстоятельства.

Быстрый переход
Мы в Instagram