Изменить размер шрифта - +
Рядом с ее местом на подставке стояла банка с диетической «Колой», и в царившей в комнате тишине Прюитт слышал, как она продолжает тихонько шипеть.

Он оттолкнул в сторону оба стула и сбросил на пол несколько бумаг, лежавших на столе. Давным-давно оборудование занимало почти все пространство помещения девять на двенадцать. Но за прошедшие с тех пор годы его постепенно заменяли на более компактные и современные приборы. Сейчас оно было не больше ноутбука, только сделанного из стали и без закрывающейся крышки, прикрепленного к металлическому столу, ножки которого, в свою очередь, уходили под керамические плитки. Компьютер контролировал систему, занимавшую весь остальной дом, и попасть туда было совсем не просто. Однако для Прюитта это не составляло особого труда. Он посмотрел на бетонную стену слева от себя и представил, что она стала прозрачной. За ней находилось огромное помещение, как и во всех домах вроде этого, вне зависимости от того, построили его из кирпича, винила или кедрового гонта.

За стеной располагался ракетный отсек.

Прюитт достал портативный персональный компьютер и положил его на стол рядом с компьютером. Затем вынул из кармана специальную отвертку с таким сложным наконечником, что он напоминал древнюю пиктограмму, и вставил ее в соответствующее гнездо на боку системного блока. Пять поворотов, и маленький винтик выпал на стол. Прюитту потребовалось несколько секунд, чтобы открыть материнскую плату. Провод, который ему требовался, находился в передней части. Он его вытащил и увидел, как на панели загорелись три красные лампочки. Прюитт тут же представил, что слышит, как одновременно зазвонили по меньшей мере пять телефонов в округе Колумбия, сообщая о чрезвычайной ситуации, причем на один из них, в Командном центре Вооруженных сил США, в Пентагоне, наверняка уже ответили.

Прюитт ни секунды не сомневался, что реакция на сигнал тревоги из этого дома будет подобна молоту. Но они опоздают. Да и те, кто на него ответит, никогда не узнают его истинных намерений. По крайней мере, до тех пор, пока не увидят все собственными глазами.

Он вставил провод в гнездо своего портативного компьютера и включил его. Экран загорелся, нужная ему программа уже работала, та самая, которую Прюитт написал сам и приспособил для своих целей. Моргнул значок, изображавший песочные часы, и появилось требование пароля. Он быстро его ввел – невероятно длинный – и подождал еще пару секунд, глядя на песочные часики, потом увидел на экране то, что ожидал. Поле ввода для координат навигатора. Прюитт внес данные, напечатанные и скопированные заранее, и нажал на клавишу «Ввести».

Через секунду весь дом содрогнулся; от мощной, непрекращающейся вибрации загудели пол и письменный стол.

Прюитт повернулся к стене, прижал к бетону руки, а потом щеку и почувствовал, как зверь просыпается в своей берлоге.

Пятьдесят восемь лет назад в ракетном отсеке стоял «Найк-Аякс» времен Корейской войны. Прюитт улыбнулся, представив, что такому простому и ограниченному в возможностях оружию доверили защищать столицу страны от русских бомбардировщиков и РТ-2. В начале шестидесятых «Аяксы» заменили на «Спринт». Вне всякого сомнения, шаг вперед, хотя, скорее всего, данный вид оружия не отвечал требуемым задачам. И только в конце восьмидесятых, под руководством Прюитта, когда заработала система «Пэтриот», программа стала конкурентоспособной – так он, по крайней мере, считал. Потрясающая ракета. Но не она сейчас находилась за стеной, к которой он прислонился.

Прюитт еще секунду впитывал вибрацию, затем отодвинулся от стены и выпрямился. Достав обрывок бумаги из кармана, он положил его на стол рядом со своим компьютером.

На бумажке было написано одно короткое предложение:

«Поинтересуйтесь «Скаляром».

Предполагаемые получатели поймут, что это значит. Сам Прюитт не имел ни малейшего представления; впрочем, ему было все равно.

Быстрый переход
Мы в Instagram