Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

   Подобный процесс и явился фоном романа, хотя главная героиня книги, Мара Койн, не отказывается выступать в суде от аукционного дома «Бизли». Юридическая сторона дела представлена в романе по большей части точно. Выжившим в холокосте и их родственникам, подающим иск в качестве частных истцов, приходится сталкиваться с теми же вопросами, что и Хильде Баум. Правда, я упростила процедуру, выдумала юридический прецедент и несколько драматизировала разницу между американским и европейским законодательством по этому вопросу, чтобы как-то усилить напряжение и сделать более доступными процессуальные процедуры.
   Когда я начала работу над романом, вопрос о том, кто по праву считается владельцем культурных ценностей, разграбленных во время войны, попал в заголовки газет. Некоторые суды и законодательные органы предприняли усилия устранить несправедливости в законе, не способном оценить ужасы холокоста. Проводились конференции, вырабатывались основные принципы, формировались комиссии, создавались реестры украденных культурных ценностей, рассматривались, а в некоторых случаях даже принимались законы. Истцы затевали все больше и больше тяжб, и некоторые суды начали менять прецедентное право. Однако, учитывая тот факт, что частному истцу, добивающемуся возврата украденного у него нацистами произведения искусства, до сих пор приходится преодолевать многие из тех препятствий, с которыми столкнулась Хильда Баум, я не стала подробно останавливаться на этих обстоятельствах. Кратко я расскажу о них в следующем романе.
   Идея ввести придуманного голландского художника семнадцатого века в реальную юридическую ситуацию продиктована главным образом моей любовью к искусству того времени, которое отличает качество света, почти фотографическое внимание к деталям и, самое главное, многогранный символизм, действующий наподобие призмы, что меняет первоначальное восприятие зрителя. Но на самом деле причина гораздо глубже. Так как юридическая подоплека в романе — попытка определить, кто полноправный владелец художественного полотна в то или иное время, — я подумала, что это добавит увлекательности, если судьбу картины продиктует ее иконография. Я решила, что религиозный символизм «Куколки» и определит ее участь — сначала картину приобрел Эрих Баум и поклонялся ей в одиночестве, потом от нее избавились нацисты, отвергнув ее католическую идею, затем картина попала к иезуитам, посчитавшим, что к ним вернулось утерянное сокровище, и в конце концов она оказалась у Хильды Баум как память о покойном отце. Голландские картины семнадцатого века, где за каждой обманчиво простой сценкой скрывается своя история, казалось, идеально подходили для моего замысла. Но ни одна из существующих картин не рассказывала ту историю, которой я надеялась поделиться с читателем. Поэтому я придумала Йоханнеса Миревелда. И его «Куколку».
 
 
 
 
   Примечания
 
 
   
    1
   
   Совокупность правил, которых должен придерживаться художник при изображении определенных (обычно религиозных или мифологических) лиц и сюжетов
 
 
   
    2
   
   Господь с Вами (лат.)
 
 
   
    3
   
   И с духом твоим (лат.)
 
 
   
    4
   
   Мантенья, Андреа (1431–1506) — итальянский художник, представитель падуанской школы живописи.
 
 
   
    5
   
   Кастильоне, Джузеппе (1688–1766) — миссионер, художник, жил и работал в Китае.
Быстрый переход
Мы в Instagram