Loading...
Изменить размер шрифта - +

 

31

 

 

00:00
 

 

НОЧНАЯ СТРАЖА
 

‑ Они все еще здесь, вдалеке.

‑ Затаились, хочешь сказать. Боятся.

Рекс лежал, прижавшись затылком к капоту автомобиля Мелиссы и подперев голову рукой. Она понюхала воздух.

‑ Нет, тут что‑то еще.

Этот разговор происходил два дня спустя после явления воспламеняющей в Змеиной яме. Окутанная синевой пустыня выглядела так, словно по этой твердой, спекшейся земле никогда не ступала ничья нога. Необъятный простор на вкус был сухим и одиноким ‑ что‑то вроде смеси измельченного мела с песком. Но Мелисса все же ощущала, что за горами по другую сторону Гремучей котловины прячутся темняки.

‑ Они ждут, ‑ сказала она.

‑ Чего?

Мелисса пожала плечами. Ведь это был всего лишь привкус, не более того.

‑ Ждут развития событий, я бы так сказала.

‑ Наверное, они до сих пор в шоке, ‑ проговорил Рекс. ‑ Лично я точно в шоке.

Мелисса покачала головой:

‑ Нет. Они ее ждали.

‑ Ты шутишь?

Мелисса открыла глаза и, обернувшись, посмотрела на старого друга.

‑ Ты никогда не ощущал темняков на вкус, Рекс. Может быть, для того чтобы их понять, надо быть эмпатом или телепатом, но они не похожи на нас. ‑ Она лежала рядом с ним на земле и смотрела на луну. ‑ Они такие старые, такие перепуганные…

‑ Неделю назад я бы их пугливыми не назвал, ‑ хмыкнул Рекс. ‑ Скорее наоборот, они сами хоть кого могли напугать.

Мелисса улыбнулась. Две ночи назад она почувствовала, как жутко Рекс боится пауков. Этот страх был глубоким и неосознанным, как все детские фобии.

‑ Их прогнали на край света, Рекс. Они зажаты внутри единственного часа в сутках. Им грозит свет дня, огонь, математика, эра новой техники. Их пугают и заставляют прятаться существа, которых они раньше кушали на завтрак. В буквальном смысле слова.

‑ Наверное, это так.

‑ А я знаю точно, что это именно так. Я их чувствую, это исходит от них. Мы ‑ их страшный сон, Рекс. Мы, хитроумные люди, с нашими орудиями, цифрами и огнем. Маленькие обезьяны, которые в один прекрасный день начали охотиться на них и не пожелали отступать. С тех самых пор, как они скрылись внутри тайного часа, они не переставали бояться. Они даже знали, хоть и страшились этого знания, ‑ знали, что настанет время, когда мы разыщем их и во времени синевы. Вот так же ты всегда точно знаешь, что где‑то у тебя под полом крадется паук и хочет подползти к тебе.

Она почувствовала, что у Рекса по спине побежали мурашки, и хихикнула.

‑ Пожалуйста, перестань, ‑ взмолился Рекс. ‑ Я, между прочим, в твои страшные сны не заглядываю, Ковбойша.

‑ Тебе везет, ‑ фыркнула она и продолжала: ‑ Так вот, в глубине своих черных‑пречерных душ темняки всегда знали, что появится Джессика. Придет воспламеняющая и лишит их последнего убежища.

‑ Поэтому они так стремились убить ее.

‑ «Стремились»? ‑ негромко переспросила Мелисса и улыбнулась.

Мелисса и здесь, на другом краю пустыни, ощущала их ненависть, холодную и непоколебимую. Эта ненависть была горькой и ясной, как вкус химического карандаша на кончике языка. В том разуме, который затаился за горами, не было беспомощности и глупости. Там были спокойствие и готовность. Будучи зверями, темняки поначалу атаковали вслепую, как и положено животным, но они вовсе не были побеждены окончательно. Постоянная параноидальная готовность к бою исходила от каждого из мрачных, темных, древних разумов.

Они готовились к этому дню десять тысяч лет.

И они снова явятся за Джессикой Дэй.

Весь тайный час, от начала до конца, Рекс с Мелиссой провели в Гремучей котловине. Они ждали, чтобы посмотреть, не осмелятся ли темняки вернуться.

Быстрый переход