Loading...
Изменить размер шрифта - +
Пожалуйста, не оставляй. Но если все-таки уйдешь, я пойму. И последую за тобой на край земли. В рай или ад. Нет такого места, где бы не смог тебя отыскать. Ты моя… я отпустил тебя однажды, и не повторю этого. Никогда. Поэтому, если попытаешься держаться от меня подальше, то я приму вызов и буду сопротивляться этому.

— Эй, воин, — ответила она, смеясь.

Смех, кажется, заставил его нервничать. Он настороженно посмотрел на нее.

— Я никуда не уйду, — продолжила она. — Я несчастна без тебя. Мне ненавистна каждая минута, проведенная вдали. Не хочу провести оставшуюся вечность, жалея, что тебя нет рядом, и могу доказать свою точку зрения и причинить боль за все содеянное тобой.

Его руки вновь обняли ее, сжимая еще крепче. Так крепко, что Кили не могла вздохнуть… оно того стоит!

— Прости за все.

— Я сожалею. И тебе не нужно беспокоиться о том, что можешь заразить меня. Я…

— Не беспокойся. — Он поцеловал подол ее рубашки. — Позволяю тебе вытерпеть что угодно ради меня. Я дарю.

Это. Поэтому она скучала больше всего. По его подколам. Ну, возможно, не больше всего. Скучала по связи с ним тоже, и по тому, как напряженно он смотрел и касался ее.

— Но серьезно, — сказала она, когда тепло зародилось в груди. Становилось все жарче. И жарче. — Пока я глотаю твою кровь или твою… мне практически ненавистно это признавать, потому что знаю шутки, которые последуют, но… твою сперму по крайней мере раз в день, я защищена от демона Болезней. Полностью. Конечно, это означает, что нам потребуется другое средство по контролю за рождаемостью, потому что я хочу тебя всего на неопределенное время, но мы что-нибудь придумаем.

Он поднял голову и пристально посмотрел на нее.

— Кровь и сперма надежны?

— Да. Я прикасалась к твоему лицу, после того как ты потерял сознание, выпила твоей крови и по прошествии суток не заболела.

Его глаза расширились.

— Все это время ответ был рядом. — Торин поцеловал ее лицо, прикусил губу. — Спасибо. Спасибо, принцесса. Огромное спасибо.

— За это мы должны Гадесу.

— Не он вернулся ко мне и дал еще один шанс. И я прослежу, чтобы ты никогда не пожалела о своем решении, — сказал он. — До конца своих дней я буду делать все, что в моих силах, чтобы загладить свое ужасное поведение.

Торин отпустил Кили, только чтобы обхватит ладонями ее лицо.

— Я люблю тебя. Ты — мое сокровище, и ты стоишь чего угодно. Стоишь всего. Я даже съем изюм за тебя.

— Ты любишь меня так сильно? — спросила она мягко.

— Всем своим существом.

— Хорошо, потому что я тоже люблю тебя. — Она переместила одно из своих любимых кожаных кресел в угол комнаты, затем перенесла Торина в него. Вместе со всеми вещами, которые так нравятся мужчинам. С бокалом виски и сигарой.

Он посмотрел на них и рассмеялся.

— Осталось только позвать народ, — ответил Торин.

— Ты все получишь. Это твой трон, и его перенесут в новый тронный зал, когда тот будет готов.

Кили стояла в нескольких футах, пожирая глазами своего мужчину.

«Мой мужчина навеки».

— Теперь время для наказания. Ты подаришь мне оргазм за каждый день разлуки, и, возможно, только возможно, мы будем в расчете, — потребовала она.

Его рот изогнулся в ехидной улыбке.

— По два оргазма и мы в расчете. — Он допил свой напиток, загасил сигару и отложил все это. Затем поманил пальцем. — И, принцесса? Нет лучше времени, чтобы начать.

Быстрый переход