Изменить размер шрифта - +
Но я же мазохистка, поэтому решила досмотреть фильм до конца.

Больше я ничего не помню. В следующую минуту где-то рядом оглушительно засигналила машина, я заморгала, резко повернула голову на звук и обнаружила, что нахожусь совсем не на диване. Кошки испарились, как и рюмка с водкой. Я сидела на перилах балкона, на самом краю. Сигналили на улице: одна машина чуть не врезалась в другую и потенциальная жертва выразила таким образом свое бешенство.

Мне не удалось вспомнить, как я попала на балкон. Однако я помнила, что меня влекла сюда какая-то неодолимая сила, и эта сила никуда не исчезла. Переливчатые цвета, звуки музыки, непередаваемое ощущение уюта и покоя витали в воздухе вокруг меня. Такое ощущение, будто я попала в туннель. Нет, скорее в чьи-то объятия, нежные руки, которые приветствовали меня, словно я вернулась домой после долгого отсутствия.

Иди сюда, иди к нам. Все будет хорошо. Ты в безопасности. Мы любим тебя.

Словно наблюдая за собой со стороны, я увидела, как моя нога медленно подвинулась ближе к краю. Интересно, легко ли будет сделать последний шаг и оказаться в этом чудесном мире? Я упаду? Разобьюсь, ударившись о тротуар? Даже если и разобьюсь, я же все равно бессмертна. А вдруг не упаду? Вдруг я войду в этот свет, в блаженное пространство, где нет преследующей меня последнее время боли…

— Ты совсем рехнулся, что ли?!

Водитель, в которого чуть не врезались, вышел из машины и стал орать на виновника, который ответил ему тем же, и полилась долгая тирада взаимных оскорблений. Сосед этажом ниже вышел на балкон и крикнул, чтобы они оба заткнулись.

Ругань привела меня в чувство. Песня сирен затихла, и впервые я ощутила некоторое сожаление. Очень осторожно я перелезла через перила обратно на балкон. Может, я, конечно, и не разбилась бы насмерть, упав с балкона, но было бы очень, очень больно.

Я вернулась в квартиру, там ничего не изменилось, даже кошки лежали на своих местах, но когда я вошла, они разом повернулись и посмотрели на меня. Я села рядом с ними, рассеянно погладила Обри. Несмотря на страх, меня тянуло к этой загадочной силе, и я испугалась еще больше.

Последние столкновения с неизвестной силой показали, что алкоголь ни при чем, и тут меня осенило: есть одна вещь, которая объединяет все три случая, — мое состояние души. Песня сирен всегда звучала, когда я была подавлена, сокрушалась о несчастной судьбе и пыталась найти утешение, обрести которое мне не суждено. Именно в эти моменты появлялось нечто загадочное, обещающее решить все проблемы, сулящее покой, который, как я думала, мне был недоступен.

Плохие новости. Потому что если эту силу притягивают горе и несчастье, то я — идеальная жертва.

 

Глава шестая

 

Меня разбудил запах яичницы с беконом, и на долю секунды я ощутила дежавю. Мы с Сетом недавно познакомились, и я оказалась у него в квартире после вечеринки, на которой, мягко говоря, перебрала. В то утро, проснувшись, я вышла на кухню, а там меня ждал настоящий завтрак. Но дежавю прошло, и я вернулась в реальность: письменный стол у окна, доска с прикрепленными заметками для будущих книг, мишка в футболке Чикагского университета — все растаяло как дым. Из зеркала на туалетном столике смотрело мое собственное отражение, в ногах скомкались мои собственные голубые простыни.

Вздохнув, я вылезла из постели и пошла на кухню, намереваясь узнать, в чем, собственно, дело. Роман, видимо, решил поиграть в повара, заняв мое место у плиты. Кошки крутились рядом, надеясь, вдруг им перепадет случайно упавший на пол кусочек бекона.

— Ты готовишь? — спросила я, наливая себе кофе.

— Я все время готовлю. Ты просто не замечаешь.

— Я замечаю, что ты все время разогреваешь в микроволновке разнообразные полуфабрикаты. А это совсем другое дело.

— Просто я умираю с голоду. Мы, сталкеры, знаешь ли, не всегда успеваем поесть.

Быстрый переход
Мы в Instagram