Изменить размер шрифта - +
Бес Хью, занимающийся закупкой душ для ада, намного младше нас с Романом, но значительно старше всех приглашенных на новоселье смертных.

Устав слушать их перепалку, я пошла к гостям. Ребята из книжного магазина, где работали мы с Дагом, обступили чашу с пуншем, и я решила подойти к ним поболтать. Они сразу же принялись осыпать меня комплиментами:

— Потрясающая прическа!

— Ты покрасилась?

— Неужели это и правда парик?!

Я заверила, что это просто очень удачный парик, и похвалила в ответ их костюмы. Все, кроме одного. Один гость удостоился лишь неодобрительного покачивания головой.

— У тебя же с фантазией лучше, чем у всех нас, вместе взятых, и это все, на что ты способен?! — спросила я.

Автор популярных романов Сет Мортенсен обернулся и одарил меня фирменной рассеянной улыбкой. Сердце привычно заколотилось. Мы с Сетом какое-то время встречались, я с головой бросилась в омут неземной любви, хотя до этого даже не верила, что такое возможно. Суккубы проводят вечность, совращая мужчин и лишая их жизненной энергии, поэтому я думала, у меня не может быть нормальных отношений с мужчиной. В принципе я все-таки оказалась права: мы с Сетом дважды расходились, я понимала — между нами все кончено, но меня не покидало ощущение, что я буду любить его вечно. А вечность для бессмертных — штука серьезная…

— Просто я не хочу растрачивать фантазию на какой-то там костюм вместо новой книги, — ответил он, ласково посмотрев янтарно-карими глазами.

Не знаю, любит ли он меня по-прежнему, но он точно испытывает ко мне теплые дружеские чувства. Я, как могла, старалась убедить себя, мол, тоже отношусь к нему как к хорошему другу.

— Это не оправдание, — упорствовала я.

На его футболке гордо красовался Фредди Крюгер, и все бы ничего, но я не сомневалась — этой футболке уже сто лет.

— Какая разница, во что на Хеллоуин одеты мужчины? Это же чисто женская забава, да ты сама посмотри.

Я огляделась и поняла, что Сет прав. На всех женщинах были тщательно продуманные сексапильные костюмы, а мужчины, за редким исключением, не выдерживали никакого сравнения.

— У Питера — прекрасный костюм, — не сдавалась я.

Вампир Питер — натура тонкая, к тому же страдает навязчивым неврозом. Сегодня он предпочел одеяние эпохи дореволюционной Франции, накинув сверху парчовый камзол и прикрыв жидкие каштановые волосы припудренным париком.

— Питер не считается, — возразил Сет.

Я вспомнила, как на прошлой неделе Питер тщательно выводил по трафарету лебедей на панелях в ванной комнате, и не смогла не согласиться:

— Да, и правда не считается.

— А что за костюм у Хью? Джимми Картер?

— Калвин Кулидж.

— А ты откуда знаешь?

Ответить я не успела — к нам приближалась невеста Сета, по совместительству моя близкая подруга, Мэдди Сато. На ней был костюм феи: газовое платье, крылышки, темные волосы убраны в кичку и украшены искусственными цветами — сама невинность, в отличие от меня. Я более или менее свыклась с мыслью, что она встречается с Сетом, но осадок все равно остался и вряд ли исчезнет. Мэдди не знает о наших отношениях с Сетом, поэтому ей невдомек, насколько мне тяжело видеть их вместе.

Я думала, она подойдет к Сету и обнимет его, но вместо этого она схватила меня за руку и потащила в сторону. Спотыкаясь, я последовала за ней — двенадцатисантиметровые каблуки плохо сочетаются с водкой.

— Джорджина, мне нужна твоя помощь, — выпалила Мэдди, как только мы отошли подальше от Сета, и достала из сумочки две страницы, вырванные из какого-то журнала.

— Какая помощь… ой.

У меня неприятно заурчало в животе — как бы не пришлось присоединиться к Дагу в ванной.

Быстрый переход
Мы в Instagram