Изменить размер шрифта - +
Мы оставили дверь открытой, чтобы квартира проветривалась. У входа, задумчиво глядя на улицу, лежали мои кошки, Обри и Годива. Я прошла мимо, меня безудержно влекло нечто необъяснимое, неописуемое. Теплый осенний воздух ласкал кожу, и я двигалась на ощупь, подчиняясь зову красоты, окружавшей меня со всех сторон, но при этом недоступной. Околдованная, я подошла к самому краю балкона и, забыв о высоченных каблуках, уже собиралась перелезть через перила. Я должна была прикоснуться к этой красоте.

— Эй, Джорджина!

Голос Питера вывел меня из транса. Я в изумлении огляделась: музыка, свет, манящие прикосновения — все исчезло, остались лишь ночь и прекрасный вид с балкона.

— У нас тут проблема, — сообщил Питер.

— И не одна, — согласилась я, с ужасом подумав о свадебном платье Мэдди и о том, как чуть было не выкинулась с собственного балкона.

О еще одном коктейле не может быть и речи. Бог с ним, с похмельем, а вот галлюцинации — штука серьезная.

— В чем дело?

— Коди влюбился, — торжественно произнес Питер.

Коди — юный вампир, ученик Питера. Он такой жизнерадостный, его просто нельзя не любить. Нарядился он инопланетянином, из копны светлых волос торчали зеленые антенны. Серебристый скафандр сидел на нем идеально — не оставалось сомнений, тут без Питера не обошлось. Коди с открытым ртом смотрел на кого-то в противоположном углу комнаты так же завороженно, как я на балконе всего минуту назад.

Избранницу Коди звали Габриэлла, она недавно начала работать в нашем книжном магазине. Из-за маленького роста она напоминала эльфа, одета была в черные чулки «сетку» и рваное черное платье. Темные волосы стояли иголочками, губы накрашены черной помадой. Банальное сочетание, но Коди смотрел на нее так, будто она самое прекрасное существо на свете.

— Ничего себе, — поразилась я.

Хью все время с кем-нибудь встречался, но мне даже в голову не приходило, что вампиры — особенно Питер — способны на какие-то романтические чувства.

— По-моему, ему понравился ее вампирский костюм, — предположил Питер.

— Вообще-то она всегда так одевается, — возразила я.

Мы подошли к Коди и некоторое время безуспешно пытались привлечь его внимание. Наконец, заметив меня, он восхищенно спросил:

— Как ее зовут?

Я тщетно пыталась скрыть улыбку: влюбленный Коди — самое милое зрелище на свете.

— Габриэлла. Она работает у нас в магазине.

— А у нее есть парень?

Габриэлла болтала с Мэдди.

— Без понятия. Хочешь, узнаю?

Коди покраснел, насколько это слово применимо к бледнокожим вампирам.

— Нет! То есть… ну, если это не слишком нагло. Не хочу тебя затруднять.

— Да без проблем, — ответила я и схватила за рукав проходившего мимо Дага.

— Слушай, окажи мне услугу, и я забуду, что ты проиграл.

Даг — американец японского происхождения, обычно у него кожа золотистого оттенка, но сейчас зеленым цветом лица он напоминал скорее инопланетянина.

— Знаешь, Кинкейд, меня в данный момент куда больше беспокоит мой желудок.

— Иди-ка узнай, встречается ли Габриэлла с кем-нибудь, Коди интересуется.

— Джорджина! — ужаснулся Коди.

Даже в таком плачевном виде Даг не смог устоять перед соблазном.

— Конечно, дорогая.

Он пошел прямиком к Габриэлле и, наклонившись, зашептал ей что-то на ухо. В какой-то момент они посмотрели в нашу сторону. Коди чуть не умер.

Через пять минут Даг подошел к нам и расстроенно покачал головой.

— Прости, малыш. У нее никого нет, но ты не в ее вкусе. Она в восторге от готики и вампиров, а ты выглядишь слишком попсово.

Быстрый переход
Мы в Instagram