Изменить размер шрифта - +
Если не брать в расчет мой сварливый нрав, тревожило еще и то, что часть выходных Кийо проводил в Мире Ином, у своей бывшей, эльфийской королевы. Эльфы, сидхе, блистающие… Называйте как хотите этих прекрасных и почти вечных правителей Мира Иного. Подобно большинству шаманов, я именовала их старинным термином «джентри». Майвенн, бывшая любовь Кийо, носит его ребенка, и мой парень — все еще часть ее жизни.

Я вздохнула. Наверное, Тим прав насчет моей способности выбирать партнеров.

Стемнело. Под ритмы «Def Leppard» я покончила с пазлом и почувствовала себя куда лучше. Потом выключила музыку, и тут же раздался вопль Тима:

— Эй, Эж! Куджо вернулся!!!

Затаив дыхание, я бросилась к двери в спальню и распахнула ее. По коридору ко мне бежал здоровенный лис. Нахлынуло облегчение… Сердце екнуло в груди, когда рыжик беспокойно закружил по комнате.

— Самое время, — сказала я.

У него был лоснящийся огненного цвета мех и пушистый с белым кончиком хвост, а золотистые глаза иногда смотрели совсем по-человечески. Но не сегодня. Сейчас на меня глядело самое настоящее животное. Похоже, пройдет еще некоторое время, прежде чем Кийо снова превратится в человека. Он мог перекидываться в разных лисов: от обычных до могучих зверюг. И чем больше времени он проводил в этом облике, тем тяжелее ему было вновь стать человеком.

Я вывалила на стол новый пазл и принялась его раскладывать, ожидая превращения. Прошло два часа, но ничего не изменилось. Кийо свернулся клубком в углу и не сводил с меня желтых глаз. Вконец утомившись, я сдалась: надела красную ночнушку, выключила свет, скользнула в кровать — и мгновенно заснула.

Мне снился Мир Иной, точнее, та его часть, которая ужасно напоминала Тусон и окружавшую его пустыню Сонора. Вот только потусторонняя версия была лучше. Почти райский город, согретый ярким солнцем и украшенный цветущими кактусами. Я уже привыкла и к этому сну, и к необъяснимой тоске по утрам после ночных видений, и к тщетным стараниям заглушить эмоции.

Через пару часов я проснулась от ощущения теплого мускулистого тела рядом. Сильные руки обвились вокруг талии, и запах Кийо, аромат мускуса и тайны, окутал меня. Прикосновения любимого пробудили жидкое пламя вожделения. Кийо резко повернул меня к себе. Наши губы сомкнулись в крепком, горячем поцелуе, выдававшем силу его желания.

— Эжени, — прорычал он, на волосок отодвинувшись, — как я соскучился… Господи, как я хочу тебя…

Он снова принялся целовать, утоляя жажду, лаская руками мой стан. Я скользила ладонями по гладкому, совершенному телу возлюбленного… Сегодня не было нежностей, только звериная страсть, с которой он двигался, вонзаясь в меня до самых глубин. Восхитительный коктейль животной похоти и человеческой любви…

Когда я открыла глаза поутру, кровать была пуста, а Кийо на другом конце комнаты тихо натягивал джинсы. Словно шестым чувством угадав, что я проснулась, он посмотрел на меня. Я перекатилась на бок, следя за ним в ленивой истоме удовлетворения. Божественно сексуальная внешность Кийо, доставшаяся моему лису от испанских и японских предков, заслуживает восхищения. Его смуглое тело и темная шевелюра — удивительная противоположность моей светлой коже и рыжеватым волосам, унаследованным от предков с севера Европы.

— Ты куда? — полусонно протянула я.

Сердце ушло в пятки. Опять.

— Я должен вернуться, — ответил он. — Ты же знаешь…

Оправил темно-зеленую футболку, машинально провел рукой по длинным, до подбородка, волосам.

— Да, — прозвучало резче, чем хотелось. — Конечно, обязательства и все такое.

Кийо прищурился:

— Прошу, не начинай…

— Прости. Не могу заставить себя веселиться, когда другая ждет от тебя ребенка.

Быстрый переход
Мы в Instagram