Изменить размер шрифта - +
Нельзя сказать, что акулам нравится охотиться на людей. Человечье мясо им не нравится. После первого укуса они, как правило, расстраиваются и убираются восвояси. Поэтому в случае нападения акулы люди часто выживают, теряя лишь руку или ногу. Главное – не паниковать. Однако ее сын сильно испугался, и это привело к сердечному приступу. Нахлебался воды и утонул.
Получив известие из японского консульства в Гонолулу, Сати как стояла – так и села на пол. В голове все опустело, думать ни о чем не могла… Она просто бессильно сидела, уставив-шись в одну точку на стене. Как долго просидела – не помнит. Однако вскоре пришла в себя и позвонила в авиакомпанию – заказать билет до Гонолулу. Как сказал ей сотрудник консульства, необходимо как можно быстрее приехать на место происшествия и уточнить, ее это сын или нет. Не исключается элементарная ошибка.
Однако из-за вереницы выходных билетов до Гонолулу не оказалось ни на этот, ни на сле-дующий день. Причем во всех авиакомпаниях. Правда, стоило ей объяснить ситуацию, сотруд-ник «Юнайтед эрлайнс» сказал:
– Скорее приезжайте в аэропорт. Постараемся для вас что-нибудь сделать.
Наскоро собрав вещи, Сати приехала в Нариту, где сотрудница авиакомпании вручила ей билет в бизнес-класс.
– Свободно только это место, но мы с вас возьмем как за экономкласс,- сказала девушка.- Понимаю, как вам тяжело, но, пожалуйста, не падайте духом.
– Спасибо, вы мне очень помогли,- поблагодарила ее Сати.
Уже в аэропорту Гонолулу Сати поймала себя на мысли, что со всей этой спешкой забыла сообщить сотруднику консульства время прибытия рейса. Тот, в свою очередь, должен был со-провождать ее прямо до острова Кауайи. Однако звонить теперь и договариваться о встрече Сати уже не хотелось, и она решила поехать сама. Главное – добраться до места, а там уж как-нибудь… Сделав пересадку, она оказалась на острове Кауайи перед обедом. Тут же в аэропорту, в отделении компании «Эйвис», взяла машину и поехала в ближайший полицейский участок. Там она сказала, что прилетела из Токио, получив сообщение о гибели сына в бухте Ханалей. Седоватый полицейский в очках проводил ее в морг, напоминавший холодильный склад, где показал ей труп с откушенной чуть выше колена правой ногой. Скорбно торчала белая кость.
Это, без сомнений, был ее сын. Никакого выражения на лице – казалось, он просто крепко спит. Трудно поверить, что он мертв. Видимо, кто-то подправил ему лицо. Казалось, стоит по-сильнее тряхнуть за плечо-и он, ворча, проснется. Как раньше бывало каждое утро.
В соседней комнате она поставила подпись в документах, подтверждавших, что труп – ее сын.
– Как вы собираетесь поступить с телом? – осведомился полицейский.
– Не знаю,- ответила она.- Как обычно поступают в таких ситуациях?
– В таких ситуациях обычно кремируют и забирают прах с собой,- сказал полицейский.- Конечно, возможно прямо так увезти тело в Японию, но тут очень сложные формальности и это будет стоить денег. Также можно похоронить на кладбище Кауайи.
– Тогда, пожалуйста, кремируйте. Я увезу прах в Токио,- сказала Сати.
Сын мертв, и, что ни делай, вернуть его к жизни уже невозможно. Какая разница, будет это прах, или кости, или труп. Она поставила подпись в разрешении на кремацию. Заплатила, сколько сказали.
– У меня только «Америкэн экспресс»,- сказала она.
– Этого вполне достаточно,- ответил полицейский.
Она подумала: «Я оплачиваю “Америкэн экспресс” расходы по кремации сына».

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram