Изменить размер шрифта - +
Это было по-настоящему смешно. Они принесли с собой алюминиевые трубы и, как только ударили по одному экрану, я включил защитное поле. Два сопляка сгорели мгновенно. Правда, целый час пришлось проветривать помещение, — его улыбка расширилась. — Я нахожу странным, что Лал прислал еще одного подонка туда, где провалились двое.

Лу-Маклин невинно пожал плечами.

— Я ничего не знаю ни о тех двоих, о которых ты говоришь, ни о твоих отношениях с Лалом. Я знаю одно. Мне нужно забрать… Сотню кредитов за шесть месяцев страховки и еще сотню за оставшуюся часть года.

Хозяин магазина рассмеялся и недоверчиво покачал головой.

— Вот еще одна характерная черта твоего босса. Он жаден так же, как и глуп.

— Он не мой босс, — тихо произнес Лу-Маклин. — Я работаю на него.

— Разве это не делает его твоим боссом?

— Не обязательно, — ответил парень. — Это делает его моим нанимателем. Понятие «босс» имеет совсем другое значение.

— "Другое значение", — пробормотал улыбающийся хозяин магазина. — О, я понял. Он посылает двух идиотов с алюминиевыми прутьями, чтобы избить меня, а когда это не помогает, решает отправить ко мне лингвиста, чтобы тот применил убеждение. — Он наклонился вперед над экраном. Выражение его лица стало безобразным. — Мне не интересны твои разговоры. Я не боюсь твоего босса, и меня не волнует, сколько подонков он еще пришлет ко мне! Он может отправлять ко мне придурков убеждать или драться, но это не заставит меня платить. Система безопасности в этом магазине очень надежная, самая лучшая в Кларии и сравнима со всеми образцами, которые можно привезти с Терры. Поэтому благодарю, но я попробую обойтись без твоего босса. Передай ему, пусть катится к черту и дурачит кого-нибудь другого. Меня ему не испугать. У меня тоже есть друзья. Легальные. Они покупают у меня много товаров и чертовски расстроятся, если с их поставщиком что-то случится.

Лу-Маклин дождался конца речи хозяина магазина и повторил терпеливо, словно разговаривал с ребенком:

— Ты должен Хайраму Лалу сотню кредитов страховки и еще сотню за оставшуюся часть года.

Том медленно покачал головой.

— Он прислал ко мне глухого лингвиста, не иначе.

Лу-Маклин вытянул правую руку.

— Ты можешь расплатиться наличными или чеком, но, пожалуйста, сейчас. Ты просрочил долг.

Шутка, казалось, не дошла до сознания хозяина магазина.

— О, хватит. Я должен закрываться. Почему бы тебе не пойти, пока ты цел, и не сказать подонку, на которого работаешь, что ему все обойдется гораздо дешевле, если он оставит меня в покое?

— Если ты не заплатишь мне сейчас, — заявил Лу-Маклин, — я буду вынужден убить тебя.

Фраза прозвучала так обыденно, так спокойно, что лицо хозяина магазина перекосилось. Его улыбка превратилась в непонятную полугримасу, и он выдавил ошеломленно:

— Правда? — его руки слегка задрожали. — Ты много людей убил?

Лу-Маклин покачал головой.

— Я никогда никого не убивал… до сих пор.

— Ну, тогда я могу тебе вот что сказать, молодой человек. Я беспокоюсь, но беспокоюсь, только из-за того, что ты чувствуешь себя здесь очень неловко и вызываешь во мне жалость. Ты замечаешь положение моих рук?

Глаза Лу-Маклина не отрывались от лица хозяина магазина.

— Я заметил, когда вошел. И что?

— А то, что у тебя не может быть крупнокалиберного оружия в карманах, где спрятаны твои руки. Теперь слушай внимательно! Последние несколько минут мои руки лежат на специальных клавишах, управляющих экраном, находящимся между нами.

Быстрый переход
Мы в Instagram