Loading...
Изменить размер шрифта - +

Айна рассмеялась задорным и радостным смехом.

— Думаю, мама не особенно переживала из-за того, что потеряла все это. Она была очень счастлива с отцом. Наш приходской домик был красив и удобен, я не помню, чтобы мы когда-нибудь думали о деньгах… Вот только теперь… — Она бросила на Рози испуганный взгляд синих глаз и тихо произнесла: — Поэтому я и пришла к вам.

— И ты действительно полагаешь, я смогу тебе помочь?

— Мне больше не к кому обратиться, — сказала Айна. — У папы не было никаких денег, помимо жалованья, поэтому теперь, когда он умер, я… должна зарабатывать… хотя бы на хлеб.

Девушка пыталась говорить спокойно, однако Рози поняла по ее голосу, что она всерьез опасается будущего.

— Смею предположить, дорогая, что, если бы ты обратилась к своему дедушке, он мог бы простить тебя за «грехи твоих родителей» и принять в свои объятия.

— Не думаю, что такое возможно, — ответила Айна. — Папа написал ему письмо, когда мама умерла, просто потому что счел своим долгом сообщить ему о смерти его дочери.

— И что произошло?

— Письмо было отослано назад разорванным пополам.

Рози с трудом перевела дыхание.

— Неслыханный поступок!

— Папе было очень больно… и я знаю, если бы мама была жива, она бы… расплакалась.

Айна говорила обо всем очень просто. Наступила пауза, после которой снова заговорила Рози:

— Значит, ты пришла ко мне, потому что больше у тебя никого не осталось.

— Ни души! — подтвердила Айна. — В любом случае, я всегда хотела познакомиться с вами, потому что считаю, вы поступили очень смело и правильно, когда убежали со своим мужем и стали такой знаменитой.

— Откуда ты можешь это знать? — поджав губы, поинтересовалась Рози. — Как-то не верится, что твои родители говорили обо мне.

Прежде чем ответить, Айна долго вглядывалась в Рози, и ее бледные щеки чуть тронул румянец.

— Я думаю… хотя это кажется странным… папу шокировало то, что вы… выступаете на сцене. Но мама часто говорила о вас, когда мы оставались вдвоем. — Девушка, помолчав, вздохнула. — Она рассказывала мне, какой вы были красивой, как все восхищались вами и как дедушка рассчитывал, что вы заключите выгодный брак с кем-то, кто не уступал бы ему в знатности.

Рози по-прежнему молчала, и Айна, сцепив пальцы, продолжила:

— Для меня ваша история была необыкновенной сказкой. После того, как мама рассказала мне о вас, я старалась отыскать ваше имя в газетах и прочесть что-нибудь в журналах.

— Твоя мать рассказала обо мне? — еле слышно переспросила Рози.

— Мне кажется, ей потому и хватило смелости убежать с отцом, что она знала, какой успех и счастье выпали на вашу долю.

Рози подавила вздох, а потом, словно боясь продолжать эту тему, произнесла:

— Скажи мне откровенно, что, по-твоему, я могу для тебя сделать.

Айна смутилась.

— Может быть, я покажусь вам чересчур самонадеянной… но я подумала, раз вы такая знаменитая… вам будет нетрудно найти для меня какое-то дело… в театре… не на сцене, конечно… портнихой… или помощницей. — Ей показалось, что Рози не очень ее поняла, и потому она поспешила добавить: — Я ведь еще слишком молода, чтобы быть гувернанткой, и у меня нет никаких талантов, за которые… мне могли бы платить.

В разговоре вновь наступила пауза. Рози думала, что устроить такую красивую девушку в «Гейети» не составит труда. Но она помнила, как страдала, когда по настоянию Вивиана в возрасте Айны впервые появилась перед рампой.

Быстрый переход