Loading...
Изменить размер шрифта - +
 — Я заручусь разрешением на венчание без церковного оглашения, и мы поженимся по дороге в Лондон. А до тех пор ничего твоему отцу говорить не будем.

— Неужели все это происходит со мной? Неужели это я собираюсь так поступить? — спрашивала себя Рози, когда металась по кровати, на которой спала с тех пор, как выросла из люльки.

Но в то же время разве она могла отказаться от Вивиана или смириться с его отъездом? Ведь тогда ей не пришлось бы больше видеть его красивое лицо, ловить красноречивый взгляд, слышать ласковые речи, заставлявшие Рози чувствовать, будто он вынимает ее сердце и берет себе.

— Я люблю его! Люблю! — с вызовом произнесла она, понимая, что в этом мире только одно имеет для нее значение — Вивиан.

Покинуть дом оказалось легче, чем она предполагала. В тот день, когда Вивиану предстояло вернуться в Лондон, ее родители отправились в гости на другой конец графства, а потому уехали рано.

Сразу после их отъезда Рози, успевшая все продумать, велела горничным упаковать вещи, которые заранее приготовила.

— Куда вы собрались, миледи? Его светлость ни слова не сказал о вашем отъезде.

— За мной заедут в одиннадцать, — ответила Рози.

Вивиан приехал в фаэтоне, который нанял в ближайшей платной конюшне. Пока он к ней шел, двое молодых лакеев уставились на него в полном изумлении, но повиновались леди Розамунде, велевшей погрузить сундуки в задней части фаэтона, а дорожный несессер поставить впереди у ее ног.

— До свидания, Бейтс, — сказала она дворецкому.

— Что мне передать его светлости, когда он вернется сегодня вечером, миледи? — спросил Бейтс.

Лицо старика сказало Рози, что он обеспокоен всем происходящим. Очевидно, Бейтс заподозрил, что затеяно нечто неслыханное, о чем даже страшно подумать.

— Скажите папе, что я напишу ему из Лондона, — ответила Рози.

Она забралась в фаэтон, лакеи набросили ей на колени коврик, а Вивиан стегнул лошадей, и они двинулись по аллее. Рози отметила, что он правит лошадьми не так ловко, как ее отец. Потом она сказала себе, что некрасиво критиковать того, кто так прекрасен и кого она любит так сильно.

— Как я могла быть такой наивной дурочкой? — спрашивала теперь себя Рози.

Все же в начале замужества она была счастлива. Наверное, за всю свою жизнь она не испытывала такого счастья.

И только получив письмо от отца, в котором он писал, что она не имеет больше права называть себя его дочерью и он не желает впредь о ней слышать, Рози поняла, что натворила.

Реакция ее отца удивила и Вивиана. Вскоре выяснилось, что у него нет средств содержать и жену и себя на том уровне, к которому он привык.

— Придется тебе найти какое-то дело, — сказал он.

Она изумленно посмотрела на него.

— Ты имеешь в виду… работу?

— Я имею в виду, что ты должна зарабатывать хоть какие-то деньги. Мы в долгах, а мне нужен новый костюм.

Рози запоздало пожалела, что не захватила с собой из дому побольше нарядов. Дело было весной, и потому она упаковала только летние платья, а всю зимнюю одежду оставила.

Теперь она не осмеливалась сказать Вивиану, что пальто у нее слишком легкое для зимних холодов, которые уже не за горами.

Ей показалось, что он как-то странно на нее смотрит.

— Ты очень красива, Рози, у тебя отличная стройная фигура, а это весьма важно, — произнес он, вовсе не стараясь сделать ей комплимент.

— Важно для чего?

— Для того, что я задумал.

— И что же это такое?

— Сцена, конечно. Если я актер, то ты, естественно, тоже должна стать актрисой.

Она уставилась на мужа в полном недоумении.

Быстрый переход