Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Товарищ артист! – крикнул Олег Павлович и направился к мужчине с копьем.

«Артист» внезапно перевернул копье и тупым концом толкнул инженера в грудь. Олег Павлович неуклюже взмахнул руками и упал.

– Ну ты, ублюдок! – ринулся вперед Борис, но остановился, встреченный угрожающим покачиванием копья у своих глаз. – Будь ты хоть трижды Караченцов, а башку я тебе сверну!

Заявив о своем отнюдь не мирном намерении, Борис помог Олегу Павловичу подняться, и оба отошли на безопасное расстояние.

– Вы не ушиблись? – с тревогой спросила Мария Семеновна.

– Пустяки, до свадьбы доживет, – рассеянно ответил Олег Павлович. – Хотел бы я знать, почему он меня толкнул!

– Вы что же, до сих пор думаете, что это артист? – мрачно усмехнулся Климов.

– Не настоящий же это дикарь, в конце концов! – вмешался Борис. – И хотя я, честно говоря, тоже не очень верю в его принадлежность к кинематографическому братству, все же, согласитесь, дикари у нас в Подмосковье не водятся.

– Во‑первых, я вовсе и не утверждаю, что это дикарь; вероятнее всего, этот тип действительно загримирован. А во‑вторых, это не Подмосковье, в этом я совершенно уверен.

– Как это – не Подмосковье? – послышались удивленные возгласы. – А где же мы?

Климов пожал плечами.

– В Подмосковье таких грибов нет, – авторитетно заявил он, – а куда нас черт занес, я и сам знаю не больше вашего.

– Смотрите, он идет сюда! – воскликнула Татьяна, не спускавшая с незнакомца настороженного взгляда.

Действительно, незнакомец вышел из‑под защиты деревьев и медленно приближался к автобусу. Лицо его теперь выражало крайнюю степень возбуждения, глаза блестели, как у одержимого, ноздри приплюснутого носа раздувались при дыхании. В облике этого человека чувствовалась какая‑то первобытная сила, и в то же время движения его были неуверенны и медлительны.

– Осторожнее, граждане! Он вооружен, – произнес Борис, пристально наблюдая за каждым шагом незнакомца. – Может быть, он, конечно, и артист, но не исключена возможность, что перед нами обыкновенный псих. И еще пока неизвестно, что лучше – голодный дикарь или псих, вооруженный копьем.

– По‑моему, он просто пьян, – сказал Климов, не отрывая взгляда от странного субъекта. – А точно, глаза у него блестят, как у чокнутого. Налакался, гад, какой‑нибудь гадости, и теперь в нем проснулся его далекий предок. Еще пырнет кого‑нибудь своим копьем.

– Молодой человек, прекратите паясничать, – воззвал к незнакомцу Олег Павлович, но тот даже ухом не повел.

– Странный тип, – буркнул Климов.

Человека с копьем, видимо, больше интересовал автобус, нежели люди. Он подошел к передней двери, заглянул в нее, затем коснулся рукой блестящей стальной поверхности, удивленно вскинул брови и что‑то заворчал себе под нос. Обойдя автобус вокруг и тщательно его изучив, он повернулся к людям и совершенно неожиданно улыбнулся.

– Ну вот, – облегченно вздохнул Олег Павлович, – кажется, контакт налаживается. Сейчас он снимет парик и представится.

– Скорее вытащит кинжал и покромсает нас, как колбасу, – проворчал Климов.

Олег Павлович бросил на него уничтожающий взгляд, но ответить не успел, так как в этот момент произошло совершенно непредвиденное происшествие, в корне изменившее представление людей о создавшемся положении.

Улыбка вдруг исчезла с лица незнакомца, взгляд его устремился поверх голов наших героев куда‑то в сторону леса. Смертельный ужас сквозил в его глазах. В тот же миг в воздухе пронесся какой‑то длинный предмет, и человек со стоном упал.

Быстрый переход