Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Конечно, почему он должен был ей верить?

— Я хочу остаться. Мне нравится, как здесь пахнет. Мне здесь хорошо. Ты торопишься?

— Нет.

— Тогда давай немного пройдемся, и ты поработаешь консультантом по ландшафтному дизайну.

— С удовольствием, — его губы медленно растянулись в улыбке.

— Подожди, я захвачу блокнот.

Идя рядом с отцом и слушая его предложения, где посадить кусты и деревья, она лучше узнавала его.

Его привычку сначала внимательно слушать, а затем отвечать, его паузы, когда он что-то обдумывал, его подтрунивание над собой и его неторопливость.

Он остановился у пруда и улыбнулся.

— Я купался здесь несколько раз. Тебе нужно обуздать эти лилии и рогоз.

— Уже в списке. Брайан говорит, что мы, наверное, посадим тут ирисы.

— Это был бы хороший выбор. А вот там можно посадить плакучую иву. Она будет красиво склоняться над водой.

Силла сделала пометку в блокноте.

— Я думала, не поставить ли здесь каменную скамью, чтобы было куда присесть, — сказала она и, неожиданно вспомнив, подняла голову. — Значит, это здесь ты целовался с матерью Форда Сойера?

Отец приоткрыл рот от удивления, и — к удовольствию Силлы — его щеки вспыхнули румянцем. Усмехнувшись, он отвернулся.

— Откуда ты об этом знаешь?

— У меня свои источники.

— А у меня свои. Я слышал, что ты целовалась с сыном Пенни Сойер прямо в нашем дворе перед домом.

— Бадди.

— Не прямо, но источник — он.

— Немного странно.

— Немного, — согласился Гэвин.

— Ты не ответил на мой вопрос.

— Признаюсь, что довольно много целовался с Пенни Квинт — так ее звали тогда, — и в том числе несколько раз здесь. Мы встречались несколько месяцев в старших классах школы. А потом она разбила мне сердце.

Он улыбнулся, произнося эти слова, и Силла улыбнулась ему в ответ.

— Средняя школа — это ад.

— Там тоже иногда разбиваются сердца. Мы с Пенни поссорились — бог знает из-за чего — и расстались. Признаюсь, что разрывался между желанием вернуть ее и заполучить твою мать.

— Вот кобель, — Силла погрозила отцу пальцем.

— В восемнадцать лет почти все парни такие. А потом я увидел, как у пруда Пенни целовалась с Джонни, — он вздохнул, вспоминая. — Это стало настоящим ударом. Моя девушка — я все еще считал ее наполовину своей — и один из моих друзей.

— Друзья не приударяют за бывшими, — заметила Силла. — Это вечное правило.

— Мы с Джонни поссорились из-за этого. Прямо здесь. И Пенни сказала все, что обо мне думает. В это время появилась твоя мать. Ее всегда притягивала драма. Я ушел с ней — это успокоило мое сердце и мое самолюбие. Больше я не разговаривал с Джонни. Последние слова, которыми мы с ним обменялись, были бранными. Я всегда жалел об этом.

Улыбка на его лице сменилась печалью.

— Он умер два дня спустя. И с ним еще один из моих друзей, а Джимми Хеннесси остался парализованным. Я должен был ехать с ними в тот вечер.

— Я этого не знала, — Силла почувствовала, как что-то сжалось у нее внутри. — Никогда об этом не слышала.

— Я должен был быть в той машине, но Пенни целовалась с Джонни, и мы поссорились. Я не поехал.

— Боже, — по спине Силлы пробежал холодок. — Я многим обязана матери Форда.

— Следующей осенью я уехал в колледж, как и планировал, — проведя два года в колледже, я бросил его и отправился в Голливуд.

Быстрый переход
Мы в Instagram