Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ну? Есть версии?

– Иди ты! – вытаращил глаза Вадим. – Неужели?..

Прикрыв глаза, Каратаев едва заметно кивнул.

– Наверняка в его купе сидят жена и теща, – зашептал он. – Возвращаются из Галиции. Вот только теперь неясно, завербовали его немцы или

нет. Понимаешь, в августе, если бы была война, австрийские власти должны были его арестовать за незаконное хранение оружия и продержать в

тюрьме несколько дней. Ему даже предъявили бы обвинение в причастности к покушению на Фердинанда. Только все это блеф. Таким способом

германская разведка хотела просто прибрать к рукам лидера крупной оппозиционной партии вражеского государства. И, как ты должен знать из

школьного курса истории, ей это удалось. Бы, – добавил Савва. – История в нашем случае вполне приемлет сослагательное наклонение, потому

что мы-то с тобой знаем, что так было бы, если бы… не мы с тобой.

– Я подойду! – дернулся в сторону Нижегородский.

– Стоять! – зашипел Каратаев. – Стоять! За ним могут следить. Ты забыл, что мы сами в бегах?

– Да я только познакомиться…

Савва затащил товарища в купе и запер дверь.

– Не нужно ни с кем знакомиться. Черт меня дернул вообще тебе сказать! Это ведь не юный мечтательный Гитлер, которого можно запихать на

пароход и помахать ручкой. Ему сорок четыре года, за ним мощнейшая организация, боевые группы, он сидит на денежном мешке партии. Малейшее

подозрение, и тебя уберут одним щелчком.

– Но, сказав «А», мы должны сказать и «Б», – зашептал Нижегордский. – Слушай, Саввыч, у меня родилась потрясающая идея…

Быстрый переход