Изменить размер шрифта - +
Кажется, он снимался в боевиках о мусорщиках и их войнах с мафией. У двух других лица были совсем уж стандартными. Обычные, малоподвижные лица, словно вылепленные из гипса нерадивым учеником скульптора. Впрочем, для работы, которой эти типы занимались, слишком уж подвижные черты лица не требовались Даже наоборот, были нежелательны.

«Актер» спросил:

– Если не ошибаюсь – Ессутил Квак, частный детектив?

Мне хотелось соврать, но я понимал, что вопрос этот не более чем формальность. Скорее всего, громилы прекрасно знали, кто перед ними находится.

– Да, вы не ошиблись, – сказал я.

– У нас к тебе есть разговор.

Вот ведь какие дела. А я до сего момента об этом даже не подозревал.

Мне захотелось пожать плечами, но я сдержался. Кто знает, каким образом мой жест будет истолкован. Если мои собеседники и не отличаются особыми умом, это еще не повод их злить и искать неприятностей себе на голову.

– Слушаю вас, – промолвил я.

– Брось выделываться и слушай нас внимательно.

– Это совет? – спросил я.

– Да, совет.

– На этом наш разговор закончен?

– Нет, он еще только начинается.

– О! – сказал я.

Один из стандартных, тот, что стоял справа от «актера», промолвил:

– Похоже, он над нами издевается. Может, дать ему?

– Ни в коем случае, – сказал я. – Просто, я хотел напомнить, что невосполнимое время стремительно уходит. Не пора ли, джентльмены, переходить к делу? Кажется, вас наняли мне что‑то передать?

– Он точно над нами издевается, – сказал все тот же громила со стандартным лицом.

Правда, голос его звучал не слишком уверенно. Что меня слегка приободрило. Если твои противники не блещут остротой ума, это почти всегда неплохо, поскольку значительно увеличивает шансы оставить их с носом.

– Тихо, тебе права голоса не давали, – прицыкнул на говоруна «актер». – Стой и не рыпайся.

– Так чем же я обязан вашим вниманием? – спросил я.

– Мы должны передать тебе кое‑какие слова, – сказал актер. – Ты готов их выслушать?

– Да.

– Ну, так слушай внимательно, очень внимательно.

– Я весь превратился во внимание.

– И правильно делаешь, – осклабился «актер». – Запомни мои слова, затверди их наизусть. В течение ближайших двух суток к тебе обратится некий клиент. Ты не должен принимать его предложение ни в коем случае. Иначе это закончится для тебя весьма плохо. Сечешь?

– Стоп, стоп, – сказал я. – Какой именно клиент? Как я его узнаю? Вдруг ко мне обратиться совсем другой клиент и я ему зря откажу?

– Никакой, – почти ласково промолвил актер. – На всякий случай ты откажешь любому, кто обратится к тебе в течение ближайших двух суток. Понятно?

– Еще бы, – сказал я. – А вообще, от чьего имени вы говорите?

– Это тебе совсем не обязательно знать.

– Вот так?

– Да, так.

– И если я не пожелаю следовать данному совету, то мне будет плохо?

– Неизбежно.

– Гм… – сказал я.

«Актер» покачал головой и констатировал:

– Похоже, ты нам не веришь.

– Да нет, – промолвил я. – Почему? Верю.

– Все‑таки не веришь. И значит, нам придется…

А вот этого я ждал. И наверное, можно было не доводить дело до крайностей. Хотя… Знаю я этих громил.

Быстрый переход