Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Ты прекрасно знаешь, о чем идет речь, — ледяным тоном отрезала матушка. — Стоит тебе хоть капельку глотнуть, ты сразу начинаешь горланить свою любимую песенку. Совсем не думая обо мне.

— Что-то я не припомню никакой такой песенки, — кротко ответила нянюшка Ягг.

— Я говорю о песне, — сказала матушка Ветровоск, — про грызуна, с которым ни у кого ничего не получается.

— А! — нянюшка просияла, словно утренняя заря. — Так ты имеешь в виду песенку про то, как с ежиком вышел…

— Да-да, ее самую!

— Но ведь это очень старая и традиционная песня, — возразила нянюшка. — К тому же в заграницах все равно никто не поймет из нее ни слова.

— Достаточно послушать тебя, и сразу становится ясно, о чем рассказывается в этой отвратительно песенке, — рявкнула матушка. — По тому, как ты ее поешь, даже самая распоследняя болотная тварь поймет, что там говорится.

Маграт оглядела ущелье, по которому они плыли. Там и сям скалы были покрыты белыми шапками. Течение стало немного быстрее, и в воде то в дело попадались льдинки.

— Это всего лишь народная песня, Эсме, — попыталась успокоить подругу нянюшка Ягг.

— Ха! — фыркнула матушка Ветровоск. — Знаем мы эти народные песни! Уж я их вдоволь наслушалась, о да! Сначала вроде поют нормальную, хорошую песенку про… про юношу там, розы, девушку, которая любит цветы, всякое такое, а потом вдруг оказывается, что… что песня-то совсем о другом, — хмуро закончила она. — Этим народным песням доверять нельзя. Так и жди от них какой-нибудь гадости.

Маграт оттолкнула лодку от скалы. Суденышко медленно закружилось в водовороте.

— Я знаю еще одну песенку. Про двух маленьких синичек, — сказала нянюшка Ягг.

— М-м-м, — выразилась Маграт.

— Они могут начинаться и с синичек, зато, об заклад могу побиться, наверняка заканчиваются какой-нибудь там метамфорой, — отрезала матушка Ветровоск.

— Э-э-э… матушка, — позвала Маграт.

— Мало мне того, что Маграт рассказала про майские деревья и что там на самом деле происходит, — покачала головой матушка. И добавила с тоской в голосе: — А раньше, бывало, как взгляну на майское дерево весенним утром, так тепло на сердце становится, красиво…

— Кажется, река становится какой-то чересчур бурной, — предупредила Маграт.

— Не понимаю, почему некоторые ну никак не могут плыть себе спокойно и плыть! — рассердилась матушка.

— Да нет, вы посмотрите, как нас несет, — сказала Маграт, снова отталкивая лодку от скалы.

Матушка Ветровоск чуть отклонилась в сторону и заглянула за Маграт. У реки впереди был какой-то обрезанный вид, наводящий, например, на мысли о близком водопаде. Лодка и в самом деле набирала ход. Послышался приглушенный рев.

— Нас не предупреждали ни о каком водопаде, — покачала головой матушка.

— Видать, думали, что мы сами его найдем, — ответила матушка Ягг, собирая свои причиндалы и вытаскивая за шкирку Грибо, который забился под скамейку. — Эти гномы очень неразговорчивый народец, слова лишнего не вытянешь. Хорошо, что ведьмы хоть плавать умеют. К тому же гномы ведь знали, что у нас есть метлы.

— Это у вас  есть метлы, — возразила матушка Ветровоск. — А вот как, скажите на милость, я, сидя в лодке,  заведу свое помело? Не могу же я бегать здесь взад-вперед! И перестань так ворочаться, а то нас всех…

— Эсме, убери свои ноги, расставилась здесь, как…

Лодка резко качнулась.

Быстрый переход