Изменить размер шрифта - +
 – Не здесь, не сейчас. Когда нет этого дома. Нет крови вендари. Нет миражей. Когда вокруг только плоть и реальность.

– Они умеют делиться, – говорит Фэй. – Не всегда, но умеют.

Ноэли Свон кивает, хмурится, думает о чем-то с минуту.

– Так значит иногда… ты с ними… сразу… – она мнется, поджимает губы.

– Сразу с двумя? – помогает ей Фэй.

– Да.

– Тебя это возбуждает? Хочешь тоже попробовать?

– Я… Я не знаю…

– Знаешь, – улыбается Фэй. – Вижу, что знаешь. Сейчас это в каждой твоей мысли…

Ясмин проснулась и долго пыталась понять, был это просто странный сон или же часть ее воспоминаний, часть оставшейся где-то далеко мертвой жизни.

– Куда ты поедешь потом? – спросила она Макса, когда они подъезжали к Нью-Йорку.

– Разве ты еще не увидела это в моих мыслях?

– Увидела. Просто хотелось поговорить…

До позднего вечера они петляли по переполненным машинами улицам. Макс хмурился, барабанил нетерпеливо пальцами по рулю, курил сигарету за сигаретой, а когда сигареты кончились, начал злиться и крыть на чем свет стоит каждую машину, которая ехала впереди медленнее, чем ему хотелось. Уже в районе театров, попав в очередную пробку, которая застыла на месте, словно вытекшая из жерла вулкана остывшая магма, Макс протиснулся к обочине, вышел из машины.

– Здесь близко, – сказал он Ясмин.

Она взяла его за руку, боясь потеряться в бурлящей толпе. В удушливом тяжелом воздухе пахло дымом. На дороге, в пробке, застряла пожарная машина, беспомощно мигая синими огнями. Еще несколько пожарных машин щедро поливали водой крышу одного из театров.

– Это театр Саши Вайнер, да? – спросила Ясмин, услышав, как выругался Макс.

Он кивнул. Они протиснулись чуть ближе, слились с толпой зевак. Желто-синие языки пламени вырывались из окон. Из-под крыши клубами валил черный дым. Жертв не было. Ясмин чувствовала это, заглядывая в пылающие помещения. Но было в этих чувствах и что-то еще. Кто-то еще. Кто-то живой. Он находился рядом, смотрел на театр. Ясмин огляделась. Чужие мысли в голове стали ярче, вспыхнули и внезапно погасли. Все ушло. Остался лишь пожар да простые люди, которые суетятся вокруг, перешептываются. Или же нет?

Ясмин вздрогнула, почувствовав, как кто-то тронул ее за плечо. Женщина. Саша Вайнер. Несколько долгих секунд она смотрела Ясмин в глаза, затем кивком головы велела следовать за ней. Ясмин позвала Макса.

– Думаю, мне пора, – сказала она.

– Пора? – растерялся он, затем увидел в толпе Сашу Вайнер, выпустил руку Ясмин.

Она ушла, растворившись в толпе. Макс забыл, что у него кончились сигареты, какое-то время пытался отыскать в карманах пачку, затем вернулся к своей машине, долго не мог выбраться с Манхэттена, петляя по раздувшимся от машин улицам. Но раздражения не было. Только пустота да какое-то механическое понимание происходящего.

Покинуть Нью-Йорк. Добраться до Портленда. Спасти Мэйдд, дав ей кровь древнего, которую он забрал из подвала Мэтоксов. А потом…

Макс увидел открытое кафе, свернул с дороги, купил пачку сигарет, выпил чашку крепкого кофе и вернулся в машину…

День только начинался. Еще один странный, долгий день…

Быстрый переход