Изменить размер шрифта - +

Мы прошествовали в зал. Мне в глаза сразу же бросилась вереница мечей и кинжалов, выстроившихся вдоль стены поблизости от главного входа.

— Что это ещё за коллекция? — изумилась я, наблюдая, как вновь пришедший гость вручает стражнику отстёгнутые с пояса ножны.

— Новое правило, — пояснила Кларисса, лишь мельком взглянув на прислонённое к стене оружие. — На приём запрещено проносить оружие; его следует оставлять на входе. С оружием по замку могут ходить только солдаты гарнизона, приближённые шерифа, ну и сам шериф, понятное дело.

— В жизни не слышала ни о чём подобном, — фыркнула я. — Даже в присутствии короля оружие запрещено обнажать, однако же носить его на поясе не возбраняется. Иные дворяне, оставшись без меча, почувствуют себя так же, как если бы их заставили снять на входе штаны.

— Что делать, соображения безопасности требуют, — заступилась за новые правила Кларисса. — Времена-то нынче какие. Сколько бандитов развелось. Взять тот же Дэнвудский лес. Там последние несколько лет такая банда разбойников орудует — из города выехать страшно. Город, конечно, охраняется, замок тоже, но всё равно, мало ли кого сюда принесёт. За всеми, знаешь ли, не уследишь.

— Какой же мало-мальски соображающий разбойник сунется в замок самого шерифа? — недоверчиво заметила я.

— О, эти могут, — заверила меня Кларисса. — Уже были случаи. Насчёт соображения не знаю, может, у них его и нет. Однако же попадаются эти люди крайне редко. Их предводитель, Уилл Статли, человек очень наглый, но при этом хитрый и, как видно, везучий. Держит в страхе всю здешнюю знать.

— Убийства?

Я поморщилась, припомнив, что по дороге сюда достаточно долго ехала именно через Дэнвуд. На роль знати я, правда, не подхожу, но встреча с лихими разбойниками никому не доставит радости.

Кларисса покачала головой.

— Как раз убийств было на удивление мало. Всё больше грабят, плюс устраивают всевозможные пакости местной власти. Утверждают, что якобы грабят только богатых, а беднякам наоборот помогают. Но это, знаешь ли, бабушка надвое сказала. Конечно, бедняков они не грабят, но, думаю, вовсе не из благородства. А просто потому, что у бедняков взять нечего.

— Такая причина кажется более вероятной, — хмыкнула я. — И что же их никак поймать не могут?

Кларисса пожала плечами.

— Точно не потому, что плохо стараются. Шериф, почитай, все силы бросил на то, чтобы их схватить. Куда там. Во-первых, в лесной чаще сам чёрт ногу сломит. Пойди отыщи их логово. Во-вторых, этот Статли действительно очень хитрый и, что греха таить, предводитель весьма способный. Из лука, говорят, вообще никогда не промахивается. И его поддерживают те, кто недоволен местной властью. Тайком, конечно, поддерживают: в открытую за такое можно быстро оказаться в темнице. Но, так или иначе, разбойники многократно проникали в город, а пару раз — даже сюда, в замок!

— Это ещё зачем? Что, больше грабить было негде?

— Своих выручали. Тех, которые попались. Приходится отдать им должное: за своих они стоят горой. Ловить некоторых ловили, а вот до повешения дело ещё не дошло ни разу.

Когда мы миновали стоящие в ряд мечи и собирались прошествовать вглубь зала, я вдруг остановилась.

— Так что же, выходит, мне свой кинжал тоже надо сдать? — нахмурилась я, опуская руку на пояс. Оружие было вполне надёжно спрятано под складками одежды.

— А ты что, носишь при себе кинжал? — с интересом спросила Кларисса. — Да нет, сдавать ничего не надо: общее правило женщин не касается, — поспешила добавить она.

— Ношу, и не один, — ответила я на заданный вопрос.

Быстрый переход
Мы в Instagram