Изменить размер шрифта - +
Губы Вивианы изогнулись в сдержанной улыбке. Жрицы поприветствовали друг друга, и, усадив Моргейну рядом с собою, Владычица молвила:
— Ныне дважды омрачалась луна, поведай мне, Моргейна, оживил ли Увенчанный Рогами, Владыка Рощи, твое чрево?
Моргейна быстро вскинула глаза: так смотрит попавший в капкан перепуганный зверек.
— Ты сама велела мне поступать по собственному усмотрению. Я изгнала плод, — гневно и вызывающе выпалила юная жрица.
— Нет, не изгнала, — возразила Вивиана, стараясь, чтобы голос ее звучал ровно и бесстрастно. — Зачем ты мне лжешь? Я говорю, что ты этого не сделаешь.
— Еще как сделаю!
Вивиана ощущала в молодой женщине скрытую силу, на мгновение, стремительно поднявшись со скамьи, Моргейна вдруг сделалась словно выше ростом и внушительнее. Впрочем, этой жреческой уловкой Владычица тоже владела в совершенстве.
«Она превзошла меня, я более не внушаю ей благоговейного страха». И тем не менее, призвав на помощь все свое былое влияние, она произнесла:
— Не сделаешь. Королевскую кровь Авалона отвергать не должно.
Внезапно Моргейна рухнула на пол, и на краткий миг Вивиана испугалась, что юная жрица неудержимо разрыдается.
— Зачем ты так со мною поступила, Вивиана? Зачем ты так обошлась со мною? Я то думала, ты меня любишь! — Лицо ее исказилось, хотя глаза были сухи.
— Богине ведомо, дитя, я люблю тебя так, как в жизни не любила никого другого, — твердо произнесла Вивиана, чувствуя, как в сердце вонзается нож. — Но когда я привезла тебя сюда, я тебе сказала: придет время, когда ты, возможно, возненавидишь меня так же сильно, как любила тогда. Я — Владычица Авалона, мне нет нужды оправдываться в собственных поступках. Я делаю то, что должна, не больше, не меньше; придет день, когда так будет и с тобою.
— Этот день не придет никогда! — выкрикнула Моргейна. — Ибо здесь и теперь я говорю тебе: в последний раз ты навязывала мне свою волю и играла со мной, точно с балаганной куклой! Никогда больше тому не бывать — никогда!
Голос Вивианы звучал ровно — голос обученной жрицы, что сохраняет спокойствие даже тогда, когда небеса вот вот обрушатся на ее голову.
— Берегись, Моргейна, меня проклиная, слова, брошенные в гневе, обладают дурным свойством исполняться тогда, когда менее всего тебе милы.
— Проклинать — тебя? Я о том и не помышляла, — быстро возразила Моргейна. — Но более я тебе не игрушка и не забава. Что до ребенка, ради которого ты сдвинула с места небеса и землю, я рожу его не на Авалоне, дабы не радовалась ты деяниям рук своих!
— Моргейна… — промолвила Вивиана, протягивая молодой женщине руку, но Моргейна отпрянула назад. И в наступившей тишине произнесла:
— Да поступит с тобою Богиня так, как ты обошлась со мной, Владычица.
И, не произнеся более ни слова, Моргейна развернулась и вышла из комнаты, не дожидаясь разрешения. Вивиана застыла на месте, точно прощальные слова юной жрицы и впрямь заключали в себе проклятие.
Когда же наконец к ней вновь вернулась способность мыслить ясно, Вивиана призвала к себе одну из жриц. День уже клонился к вечеру, и в западном небе показался месяц: тончайший срез луны, хрупкий, с серебряным краем.
— Вели моей родственнице, госпоже Моргейне, явиться ко мне без промедления, я не давала ей разрешения удалиться.
Жрица ушла и долго не возвращалась; уже стемнело, и Вивиана приказала другой прислужнице принести снеди, дабы утолить наконец голод, когда возвратилась первая посланница.
— Владычица, — произнесла она, кланяясь. Лицо ее было белым как полотно.
В горле у Вивианы стеснилось, и в силу неведомой причины она вспомнила, как давным давно одна из жриц, во власти безысходного отчаяния, произведя на свет нежеланное дитя, повесилась на собственном поясе на дубу в священной роще.
Быстрый переход
Мы в Instagram