Изменить размер шрифта - +
Его демонстрировали по всем каналам стереовидения, пытаясь убедить население, что Иверь не место для отдыха. С определенным успехом он прошелся в показах на Прометее и Ягоде. А потом его в газовой камере стравили. А зря… я бы в клетке его держал и деньги собирал за просмотр.

- Она не похожа на маньяка. - сказал я когда мы набирали высоту.

- Тот тоже не похож был. Вполне так мужичок видный. С лысенкой благородной. Ан вот.

- Ну ты даешь. - усмехнулся я. - Сравнил тоже мне…

В Новом Апрате возведенном на месте старого, только башня богини Ролл напоминала нам о былых военных буднях. В ней мы и встретились с представителем ВКС.

Как там Игорь говорил? Благородная лысенка? Ну, тогда этот чиновник был само благородство: сверкая лысым черепом, он отвлекал наши мысли от дела. Пока он там распинался на счет аренды базы и прочего мы с Игорем шепотом обсуждали, натирает он лысину по утрам или нет. Ну не может так от природы сверкать.

Когда представитель закончил мы, словно и не слышали его речи, начали выклянчивать у него два реактора. Посол, конечно, опешил от такого хамства, он прекрасно знал, что продать высоко-технологичные изделия нам это преступление первой категории. Но отказать не смог. Мы договорились помочь ему устроить в удаленном поселке селевой поток, в котором «погибнет» сие оборудование. Взамен мы сделаем «жест доброй воли» и отдадим на пятьдесят лет в разработку дно Океана возле островов Тяжелой воды. И конечно подумаем над всем, что нам сказал представитель ВКС. Склонив лысину на бок и абсолютно не веря таким разгильдяям как мы, представитель ВКС спросил, что мы скажем на срочную информацию для Орпеннов. Я пожал плечами и сказал что готов принять пакет и даже не расставаться с ним, но обещать сроки передачи не буду. Еще неизвестно заглянет ли Орпенн к нам и потребует ли личной встречи, на которой можно было бы спихнуть информацию. Выбора у представителя не было практически никакого. Орпенн обычно игнорировал любой дистанционный контакт с пытающимися с ним «поболтать». Я принял кристалл в твердом прозрачном футляре и спрятав его в карман спросил, могу ли я еще чем либо помочь родной планете.

Представитель, в который раз, напомнил, что перезаключение договора об аренде и месторасположении базы важнейший вопрос в наших отношениях. Я конечно обещал подумать. Я всегда обещаю подумать и всегда выполняю обещания. Но редко потом излагаю выводы своих дум. Чтобы просящих не обижать лишний раз своими извечными насмешками.

Наше отношение к предложениям посла хорошо выразил Игорь, когда мы собирались обратно. Сидя в капсуле и настраивая программу полета, он процедил сквозь зубы:

- Перебьются. Перенос базы это вам не город построить на ровном месте…

И он был прав. Так они нам экономику только на отдаленном юге подрывали, а позволь им переселится во внутреннее море и все наши центральные районы подпали бы под разлагающее действие бездумных финансистов эскадры.

В Тисе нас уже ждал посол Ордена. Вместо аудиенции он был откровенно послан к Торговому Советнику. Спрятавшись в моей конуре возле огня, мы с Игорем предались в последнее время излюбленному занятию - скуке.

Скука нас доканывала в это время каждый год. И если раньше мы ее кое-как бороли, то в этом году даже бороться с ней стало скучно.

Сезон дождей. Это не для слабонервных. Я не понимал местных жителей, которые обожают это время года. По мне так противнее ничего придумать нельзя. Игорю было все равно, как и его жене, а я вот никак не мог изобрести себе занятие на зиму. Строительство на период дождей приостанавливалось полностью или текло настолько вяло, что моего внимания не требовалось. В работе Рольских лабораторий и заводов я был уже давно не нужен. Никаких новых технологических скачков не предвиделось и эту зиму посвятили исключительно совершенствованию двигателя внутреннего сгорания. Реализованный еще в позапрошлом году проект производства этих двигателей шел более чем мучительно.

Быстрый переход
Мы в Instagram