Изменить размер шрифта - +
Вцепившись узловатыми пальцами в камень, Зедд осторожно перегнулся через массивные перила. Почти прямо под собой, но еще не в облаках, он заметил двух гигантских птиц, черных, словно безлунная ночь, скользящих вдоль горной расселины. Зедд никогда не встречался с такими существами и не знал, что и думать о них.

Возвращаясь, он увидел, как над Башней кружатся еще три такие же гигантские птицы. Зедд решил, что это, должно быть, вороны. Большие вороны. Старик просто неверно оценил расстояние, возможно, из-за долгого недоедания. Сделав вывод, что это вороны, Зедд попытался проверить вычисленное им расстояние, но птицы уже скрылись из виду. Он снова посмотрел вниз, но не нашел и тех двух, что встретились ему чуть раньше.

Проходя через ворота с поднятой железной решеткой и ощутив теплую атмосферу Башни, Зедд почувствовал себя одиноким. Он так тосковал по Эрилин, своей давно умершей жене, по своей дочери, матери Ричарда. И — добрые духи! — как сильно он тосковал по Ричарду... Старик улыбнулся, думая о том, что внук теперь женат и путешествует вместе с супругой. Иногда Зедд забывал, что Ричард уже давно мужчина. Он помнил чудесное время его детства. Это было время, когда Зедд жил в Вестландии, далеко от Срединных Земель, далеко от магии и ответственности. Полная радости, беззаботная жизнь рядом с любопытным мальчиком, которому он показывал чудеса этого мира, а тот не уставал удивляться. Какое это было сказочное время!

Внутри Башни лампы на стенах послушно вспыхивали при приближении Первого волшебника Зеддикуса З’ула Зорандера, когда тот шел сквозь залы вглубь бесконечной горной крепости. Зедд проверял расставленные им сети, оценивая плотность магии; если бы кто-нибудь прошел здесь, она была бы нарушена. Он вздохнул с облегчением. Старый волшебник не думал, что кто-то будет настолько безрассуден, что попытается войти в Башню, но мир любит дураков. Зедду не хотелось расставлять столь опасные сети по всей Башне вдобавок к грозным щитам снаружи, но он пока не решался их снять.

Зедд миновал длинный боковой стол в общей зале и, как в те времена, когда он был ребенком, пробежал пальцами по ровному желобку шоколадно-коричневой мраморной столешницы. Он замер, разглядывая стол, и вдруг понял, какой именно предмет бессознательно пытались нащупать его пальцы. Это был клубок тонкого черного шнура, которым во время праздника урожая привязывали ленты и другие украшения к настенным светильникам.

Ни секунды ни колеблясь, Зедд открыл главный ящик стола и обнаружил там клубок. Он вытащил его и положил в карман, успевший опустеть по дороге к дому. Зедд вынул из настенной подставки рядом со столом палочку с шестью маленькими колокольчиками. Палочка была одной из сотен, если не тысяч в Башне, и в былые времена такие палочки использовали для вызова слуг. Зедд глубоко вздохнул. Кажется, прошла целая вечность с тех пор, когда в Башне Волшебников жили слуги со своими семьями. Он припомнил, как в залах носились и играли дети. Вспомнил веселый смех, эхом разносившийся по Башне.

Зедд поклялся себе, что однажды в залах снова будут играть и смеяться дети. Дети Ричарда и Кэлен. Широкая улыбка избороздила его щеки.

В камне стен были вырублены окна и отверстия, через которые в многочисленные комнаты и залы лился свет, но оставались и слабо освещенные места. Зедд нашел первое такое место, вполне удовлетворяющее его своей затемненностью. Он размотал шнур и закрепил на нем колокольчик, протянув его между грубыми камнями напротив прохода. Идя дальше через лабиринт залов и коридоров, он останавливался и натягивал струной шнур в тех местах, где можно было остаться незамеченным. Ему пришлось снять со стен еще несколько палочек.

Хотя повсюду были поставлены магические щиты, не стоило недооценивать возможности сестер Тьмы. Они будут искать магию, а не колокольчики. Лишние меры предосторожности не помешают.

Зедд мысленно отметил, где он натянул шнур, — надо будет дать знать Эди.

Быстрый переход
Мы в Instagram