Изменить размер шрифта - +

— И с нами произошли непредвиденные события, — разочарованно выдохнул Ричард. Кэлен похитили и забрали в Столпы Творения, надеясь использовать ее как приманку и заманить его в ловушку. Но рассказ об этом мог быть долгим. Так что, проглотив всю середину, Ричард поведал Сабару его окончание. — Мы старались сразу добраться до Никки, но нам пришлось идти в другое место. Это было неизбежно.

— Я беспокоился, когда она вернулась и сказала, что ты не пришел на место встречи, но Никки сказала, что сейчас у тебя гораздо более важные дела и потому ты не пришел, — понимающе кивнул Сабар. — Виктор Касселла, кузнец, тоже очень волновался. Он-то надеялся, что ты вернешься с Никки. Виктор сказал, что и в других местах люди готовы восстать. Они слышали о том, как Имперский Орден был свергнут в Алтур-Ранге, и что люди стали жить по-иному. Кузнец просил передать тебе, что знает свободных людей там, которые борются, чтобы выжить под гнетом Ордена, так же, как когда-то боролись мы, и они так же жаждут свободы. Им нужна помощь Виктора. — Сабар перевел дыхание, стараясь изложить много новостей кратко и сжато, и при этом ничего не забыть. — Те из братьев Ордена, кому удалось сбежать в Алтур-Ранге, отправились в эти места, дабы удостовериться, что восстание не распространиться. Жестокость, с которой они наказывали любого, подозреваемого в измене, стоила жизни многим: и тем, кто был невиновен, и тем, кто намеревался свергнуть Имперский Орден. — Он горестно помолчал. — Для того, чтобы усилить контроль власти Ордена и не допустить возникновения новых беспорядков, братья Ордена отправились во все крупные города. Конечно же, некоторые из них поспешили доложить Джеганю о падении Алтур-Ранга, потери многих чиновников и о смерти брата Нарева и его ближайших сторонников.

— Джегань уже знает о смерти брата Нарева, — произнесла Дженнсен, протягивая ему кружку с водой.

Сабар улыбнулся, услышав новость. Он поблагодарил Дженнсен за воду и придвинулся чуть ближе к Кэлен и Ричарду, продолжая рассказ.

— Приска думает, что Орден сделает все возможное, чтобы скрыть все следы нашего успеха в Алтур-Ранге, — так просто они это не оставят. Он говорит, что вместо того, чтобы беспокоиться о распространении восстания, мы должны приготовиться к защите. Мы все, то есть каждый человек, потому что Орден не замедлит себя ждать и вернется вырезать всех в Алтур-Ранге, всех жителей, до последнего младенца. — Сабар запнулся, взволнованный предупреждением Приски. — Виктор считает, что надо ковать железо, пока горячо, и творить справедливое и спокойное будущее для себя, а не ждать, когда Орден соберет силы и лишит нас этого будущего. Он говорит, что если восстание развернется повсюду, Ордену будет, ох, как непросто его подавить.

— Виктор прав. — Ричард устало провел рукой по лицу. — Если в Алтур-Ранге будут отсиживаться, как в единственном оазисе свободы в сердце враждебной земли, Орден задавит город и вырежет его сердце. Орден не выживет без своих идей, и они это знают, поэтому веру постоянно подкрепляют силой. Без грубой силы Орден развалится. Джегань двадцать лет потратил на то, чтобы создать сеть дорог, связывающих весь Древний мир. Это одна из тех причин, благодаря которой он забрал столько власти. Многие отвергали его напыщенных жрецов. По дорогам ответ быстро достигал ушей сноходца, и он мгновенно реагировал, казня и уничтожая тех, кто осмеливался противостоять Ордену. — Ричард задумался. — Что важнее, после того, как он устранил противников учения Ордена, Джегань вторгся в сознание детей и наполнил его слепой верой в свое учение, превратив их в рабов, готовых умереть за идею, принести себя в жертву во имя всепожирающего «великого добра». Эти молодые люди, чье сознание извращено учением Ордена, сейчас на севере завоевывают Новый мир, безжалостно убивая всех, кто не принимает их альтруистических принципов.

Быстрый переход
Мы в Instagram