Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
 – Все это не гигантская дезинформация.... В стиле КГБ!?

– Приятно было познакомиться, – Хайзулин встал и протянул маленькую лощеную руку. – До свидания.

 

Последнее интервью.

Последняя тайна

 

Виктор мгновенно протрезвел.

Микроавтобус нырял в узкие переулки, газовал на прямых отрезках и снова сворачивал. Три черные, как в дешевых голивудских поделках, машины без номеров болтались сзади, как привязанные.

– Ленинградская, – орал Виктор в рацию. – Три машины! Вооружены!

– Наглость какая! – причитал Шпеер. – Какое нахальство!

– Да, что происходит?! – я попробовал разобраться в происходящем.

– Загоняют, как волков! – прорычал «серый». И пристально взглянул прямо в глаза. – Кому‑то очень хочется с Вами побеседовать!

Развить тему он не успел. Задние колеса «Соболя» подпрыгнули, и машина стала заваливаться на бок. И только низенькая оградка не дала микроавтобусу вовсе упасть.

«Соболь» визжал, как живой. И, когда он, наконец, остановился, мне показалось, облегченно вздохнул.

– Вылазь! Быстро! – скомандовал Виктор, выбивая ногами боковое окно.

– А Шпеер? – Директор лежал в неестественной позе, и из обеих его ноздрей текли кровавые ручьи.

– Ему помогут, – хрипло пообещал разведчик и схватил меня за шиворот, помогая выбраться.

Я ухватился руками за края выбитого окна и подпрыгнул. В этот момент Виктор непристойно хрюкнул и скатился с машины. Показалась протянутая рука в черной перчатке. Чуть сбоку тускло отблескивал серый глаз пистолета с глушителем. А, где‑то на соседней улице, соловьями заливались милицейские сирены.

«Они не успеют» – обречено пронеслось в голове, и я вцепился в родной борт мертвого «Соболя».

– Кто вы такие? – стальной привкус страха во рту. – Я никуда не поду с вами!

– Без глупостей, Беликов, – с ноткой торжества в голосе, воскликнул вооруженный пистолетом злоумышленник. – Пока ты нужен живым!

«Если Ария – дезинформация, сейчас меня никто и спасать не будет». Впрочем, додумать до конца не успел, как краем глаза заметил метнувшуюся за спинами врагов тень. И тогда, на волне надежды, схватив протянутую руку, прыгнул прямо на шпиона.

Конечно, обученный разведчик легко парировал сумасшедший выпад, но, во‑первых, это обязательно стоило попробовать, а во‑вторых, враг сосредоточил все внимание на меня. Чем и поплатился. Он, вдруг, дернулся и я почувствовал, как расслабилась его рука.

Из темноты, неслышно, как приведение, выскользнул Артемьев.

– Жив? – прошептал он оглядываясь.

– Угу, – прохрипел я, пуская пузыри разбитыми губами.

– Пошли, – он помог подняться и, придерживая за локоть, потащил куда‑то в темноту.

– Как они собирались меня вывезти? – спросил я, когда мы отбежали достаточно далеко. Глаза, наконец, привыкли к темноте. Спецназовец молчал и продолжал тянуть меня какими‑то одному ему известными тропинками.

– Нашли бы способ, – достаточно громко, чтобы я начал затравленно озираться, наконец, сказал он. – Без планирования такие операции не проводят.

– Куда мы идем?

– В безопасное место.

Безопасное место в наполненном разведчиками и спецслужбами городе располагалось на какой‑то стройке, в обычном строительном вагончике.

– Сторожем тут перебиваюсь, – усмехнулся Артемьев. – Поговорим? Кофе? Чая нет. Я его не пью.

Быстрый переход
Мы в Instagram