Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Присутствие... – я взмахнул рукой в сторону неизменно присутствовавшего за спиной «серого». – Обязательно?

– Привыкайте! – хмыкнул генерал, блеснув снежно‑белыми клыками левой части челюсти. – Витька теперь будет Вашей «тенью»... Безопасность страны, знаете ли. И давайте больше не будем об этом! Лучше спросите, почему именно Вы!

– И почему же?

– Вы самый лояльный журналист из аккредитованных в зоне Чеченского конфликта. Рассматривались только хорошие специалисты...

– А не могло так оказаться, что в моем издании самый лояльный редактор?

– И это тоже...

Мне явно давали понять, что этим объяснением должен быть удовлетворен. Как они хотели помочь мне написать книгу о таинственном, самом секретном со времен атомной бомбы, проекте, если не желали отвечать на самые простые вопросы?

– Вернемся к нашим баранам, – пробасил Перт Дмитриевич. – Для Вас приготовили список лиц так или иначе причастных к Арии. После нескольких первых интервью Вы сможете сами выбрать порядок встреч с этими людьми. В случае если понадобиться переговорить с кем‑то еще, настоятельно рекомендую поставить в известность Витяню. И, пожалуйста, без самодеятельности!

– А‑а‑а...

– Все пункты нашего предложения – в силе! – пологая, что прочел мои мысли, снова хмыкнул генерал. – Книга об Арии выйдет тиражом в один миллион экземпляров в России и, я Вас уверяю, будет переведена на все языки мира.... Даже на те, у которых нет письменности!

Юмор генерала был грубоват, но функционален. Призванный помочь мне осознать всю сенсационность темы.

– Я не о том...

– Вы получите все причитающиеся Вам гонорары...

– Я хотел бы, чтобы Вы кратко ввели меня в тему! – мне пришлось прервать словоизлияние генерала, и это даже нравилось.

– Только не это! – воскликнул Петр Дмитриевич. – Пусть это будет... журналистское расследование! Вам ведь не привыкать?! И первое интервью у нас будет...

Греников ткнул пальцем в сторону Вити.

– Ветлицкий, – с готовностью подсказал тот.

– С Ветлицким Виктором Павловичем, – уже обращаясь ко мне, продолжил генерал. – Это археолог из Новосибирска. Собственно, это он раскопал... начало Арии.

– Первое интервью у меня уже было. С офицером из разведки...

– Это – так, разминка! – совершенно серьезно, пристально глядя в глаза, заявил Перт Дмитриевич. – Самое интересное впереди!

 

Интервью второе.

Археология

 

Честно говоря, организацию своей работы представлял несколько иначе. Мне и в голову не могло придти, что все беседы будут проходить на тщательно охраняемой даче в Подмосковье. И что собеседников станут свозить на эту дачу со всей России.

– Я думал комиссия будет более многочисленная, – вместо приветствия заявил профессор, стремительно врываясь в комнату.

– Видимо, должен извиниться, – как можно более миролюбиво, сказал я. – Вас поставили в неведение. Комиссии сегодня не будет. Мы просто побеседуем о... Арии.

Ветлицкий шумно вздохнул и рухнул в мягкое кресло передо мной. Он все так делал: стремительно, резко и очень шумно.

– Молодой человек, вы наверняка не из этой конторы и Вам я могу‑таки заявить, – ни мало не смущаясь присутствием Вити, вскричал археолог. – Эта мое самое значимое открытие и самая большая потеря! Вы видели, что эти сатрапы сделали с Арией? Там только на танках еще не ездили! Какая реконструкция, я вас спрашиваю!? Нет! Вы мне скажите!

– Может быть, начнем с начала? – попытался втиснуться я.

Быстрый переход