Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
..

Я резко затормозила. Возле моей двери меня уже кто-то ждал. К счастью, не убийца со впалыми щеками и бензопилой, а кое-кто гораздо более симпатичный.

Генри. Мой друг последние восемь с половиной недель. И не только во сне, но еще и в реальной жизни. (Правда, мне кажется, что во сне мы провели вместе намного больше времени, чем наяву.) Он стоял, прислонившись спиной к стене и скрестив на груди руки, и улыбался. Это была особая Генри-улыбка, которая предназначалась только мне и от которой я чувствовала себя самой счастливой девочкой в мире. Обычно я улыбалась в ответ (надеюсь, такой же специальной Лив-улыбкой) и обнимала его, но сейчас на это не было времени.

– Ночная тренировка? – спросил он, когда я остановилась и начала колотить кулаками в дверь вместо того, чтобы поцеловать его. – Или ты от чего-то убегаешь?

– Я скажу тебе внутри, – выдохнула я, не переставая стучать.

Щелка почтового ящика на двери открылась, и кто-то просунул в нее – чересчур медленно – сначала листок бумаги, а вслед за ним ручку.

– Пожалуйста, напишите сегодняшний пароль, сложите листок и верните его обратно, – дружелюбно промурлыкал за дверью мистер Ву.

Я тихо выругалась. Моя система защиты – просто супер, если имеешь дело с непрошеными гостями, но не особенно хороша, если тебе просто нужно быстро попасть в безопасное место.

– Во сне существуют более эффективные методы, чем бегство, Лив. – Генри внимательно огляделся вокруг и стал рядом со мной. – Ты можешь улететь или превратиться во что-нибудь очень быстрое. Например, в гепарда. Или в ракету...

– Не всем так легко превращаться, как тебе, и уж тем более в дурацкую ракету! – отрезала я.

Дверная ручка в моей руке немного дрожала, но присутствие Генри очень успокаивало. Нет, шороха я больше не слышала. Тем не менее была уверена, что мы не одни. Разве не стало темнее? И холоднее?

– Не так давно ты была милой маленькой кошечкой, – припомнил Генри, который ничего этого не заметил.

Да, была. Но мне бы хотелось, во-первых, быть вовсе не милой маленькой кошечкой, а большим опасным ягуаром, а во-вторых – чтобы никто меня не преследовал, а мы с Генри исследовали принципы превращений просто удовольствия ради. Для меня оставалось загадкой, как можно сконцентрироваться и быстро превратиться во что-нибудь, если тебе угрожают чем-то страшным и невидимым, а твои поджилки трясутся от страха. Вероятно, Генри так нравились эти превращательские мелочи, потому что он никогда ничего не боялся. Даже сейчас он просто беззаботно улыбался.

Стиснув зубы, я наконец нацарапала на клочке бумаги «Комнатные тапочки с помпонами», свернула его треугольником и протолкнула в щель почтового ящика.

– Немного неряшливо, но в целом верно, – сказал мистер Ву, и дверь открылась.

Схватив Генри за руку и втянув его через порог, я закрыла дверь на ключ изнутри. И только потом облегченно выдохнула. Мы уже делали так раньше.

– Можно в следующий раз немного быстрее? – зашипела я на мистера Ву. (С реальным мистером Ву я бы никогда на такое не осмелилась.)

– Черепахи могут рассказать о дороге гораздо больше, чем кролики, мисс Оливия.

Мистер Ву поклонился мне (в реальности он никогда бы этого не сделал) и сдержанно кивнул Генри:

– Добро пожаловать в ресторан мечты мисс Оливии, странный мальчик с растрепанными волосами.

Мы действительно находились в ресторане, при ближайшем рассмотрении оказавшемся чертовски уродливым – по залу были расставлены черные, отделанные декоративным пластиком столы, покрытые ярко-красными скатертями, а с потолка свисали оранжевые лампы. Резко запахло тушеной курицей. Только теперь я поняла, насколько голодна. Ложиться спать без ужина было довольно глупо: когда я голодна, мои сны выходят из-под контроля.

Быстрый переход
Мы в Instagram