Loading...
Изменить размер шрифта - +
Глаза его стали жёсткими и суровыми, как бывало перед нешуточным боем в молодости. Сухмет, заметив этот взгляд, удовлетворённо кивнул.

    - Тогда я стал искать знак высоких богов, чтобы выяснить, как можно всё-таки отменить приговор Нахаба моему господину и вернуть его к нормальному круговращению жизни и смерти. По моему мнению, такому человеку, как мой господин, необходимо очиститься от тяжести драконьего обо-ротничества, навязанного Гханаши. А проделать это можно только в том случае, если у него снова будут перерождения, новые жизни, новые судьбы.

    Рубос подошёл к стене, украшенной оружием, и стал рассеянно перебирать мечи, кинжалы, трогать тяжёлые секиры и доспехи. Его фигура выражала тяжесть нового знания, но слушал он внимательно.

    - И недавно мне удалось узнать, Рубос, что мой господин будет прощён и его жизнь возобновится, если мы заплатим за него выкуп.

    - Что для этого нужно? - Рубос повернулся и посмотрел на восточника тяжёлым, властным взглядом.

    - Нужно удалить из нашего мира два самых мощных магических инструмента. Вот этот посох и… Это самое главное, Рубос. Нужно найти трон Гханаши.

    - Гханаши давно нет, - чуть растерянно произнёс Рубос. Сухмет улыбнулся тонкими, бледными губами:

    - Да, я знаю. Но трон, который он некогда украл у волшебников гораздо более сильных и справедливых, остался. Вместе с Белым Орденом мы потратили немало сил и времени, проследив его путь. Три последних владельца трона были мелкими, не заслуживающими внимания колдунами, которые думали, что обладание мощным магическим инструментом сделает их более могущественными. Они заблуждались, всем троим владение троном принесло смерть. Но вот четвёртый… Пять дней назад я нашёл нынешнего владельца трона.

    - Кто же это?

    - Колдун Хифероа, которого ты знаешь по последнему походу Лотара. Рубос кивнул.

    - Он по-прежнему живёт в своём горном замке в центре мира? И по-прежнему прячется от любого немагического взгляда?

    Сухмет вздохнул:

    - Передел тёмной власти в мире, который последовал за уходом Нахаба, сделал зло более уязвимым, чем когда-либо прежде. Маги, претендовавшие на тёмную сторону силы, истребили друг друга во множестве, и вдруг выяснилось, что именно Хифероа может стать наследником и очередным Вседержителем Зла в мире. Я говорю это, чтобы ты понял, Рубос, к чему нам следует быть готовым.

    - Он добился этого с помощью трона?

    - В значительной степени. С помощью своих всевидящих живых машин он никогда, вероятно, не терял трон из виду. А когда Лотар устранил Нахаба, решил, что его час пробил.

    Он захватил трон и уже пять лет владеет им безраздельно. Это позволило ему подчинить себе Гепру, бывшую Держательницу Ближнего Покрывала из замка Нахаба, Сроф и других менее значительных демонов.

    Рубос подошёл к своему месту, сел. Теперь он выглядел как государственный муж, выслушивающий доклад советника. Не было травмированного смертью жены, задавленного годами мирамца. Перед лотарцами сидел воин, седой, но несгибаемый, как в свои лучшие годы.

    - Какое отношение к этому имею я?

    Сухмет от избытка чувств хлопнул себя ладонью по колену:

    - Понимаешь, Рубос, только ты можешь явиться к Хифероа и заявить свои права на владение этим инструментом.

    - Я? - От изумления глаза Рубоса стали большими, как две монеты. - Зачем он мне? Сухмет кивнул:

    - Верно, он тебе ни к чему. Но он нужен мне, чтобы устранить его из этого мира вместе с посохом. - Пальцы Сухмета нежно пробежали по грубому, тёмному дереву, некогда заколдованному мифическим Гурамом.

Быстрый переход