Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Надо было мне что-то съесть, прежде чем уйти из офиса. – Он нахмурился и провел пятерней по растрепанной копне темных волос. – Даже не помню, когда я в последний раз ел.

Отступив на шаг, Камилла смерила его пытливым взглядом. Пожалуй, его, действительно, нельзя было назвать пьяным. Скорее смертельно уставшим. Он был неестественно бледен и худ.

– Как ты здесь очутился? – спросила она, хотя на самом деле ее больше занимало, зачем он здесь очутился.

Хью рассеянно махнул рукой в сторону припаркованной у тротуара черной машины.

– Не волнуйся, я выпил уже здесь, неподалеку. Для храбрости.

Камилла стиснула дверную ручку.

– Для храбрости? – недоверчиво переспросила она. – Но зачем?

– А ты как думаешь? – вопросом на вопрос ответил Хью. – Можно мне войти? Нам надо поговорить.

Камилла не двинулась с места.

– Как ты узнал, где я живу?

Хью вздохнул.

– Из телефонной книги.

– Но нашего номера нет в телефонной книге.

– О Боже! – Хью впился в нее взглядом. – О'кей, я попросил кое-кого навести справки. Идет? А теперь можно войти? Или мне следует спросить разрешения у твоего папы?

Камилла облизала пересохшие губы.

– Папы нет дома.

– Не можем же мы говорить на улице.

– О чем ты хотел поговорить?

– О нас.

– О нас? – Камилла машинально попятилась, и Хью, воспользовавшись ее замешательством, проскользнул в коридор.

Видимо, это потребовало от него неимоверных усилий, потому что он тут же схватился за ручку и устало закрыл глаза.

– Извини, – буркнул он.

Камилле не оставалось ничего иного, кроме как подставить ему плечо, чтобы он мог опереться на него. Проводив в гостиную, она усадила его на диван.

При свете он выглядел еще хуже. Впалые щеки, в лице ни кровинки. Он откинулся на подушки, словно не спал несколько дней. Волна жалости захлестнула Камиллу, хоть она и твердила себе, что она здесь ни при чем.

– Твоих родителей нет дома? – спросил Хью. Камилла решила, что нет смысла врать.

– Они в отпуске, в Форталезе. Вчера утром уехали.

Хью привстал.

– Надолго?

Камилла колебалась, говорить ему или нет. В конце концов, что он может ей сделать? Он чуть живой!

– На две недели, – сказала она, направляясь к двери. – Сделать тебе сандвич? Ты, кажется, голоден…

Хью нервно поерзал на диване и резко придвинулся к самому краю, словно намереваясь подняться.

– Кэм… ты все еще собираешься замуж за Денвера? Я должен знать. Я не уверен, что смогу вынести все это.

Камилла вздрогнула.

– Что ты имеешь в виду?

– Вот это все! – Хью сделал над собой отчаянное усилие и встал. – Черт побери, Кэм, ответь на мой вопрос! Ты все еще помолвлена с Денвером? Или нет?

Камилла испуганно подалась вперед.

– Сядь, прошу тебя. – Она положила руки ему на плечи. – Послушай, давай я приготовлю тебе сандвич… потом поговорим.

– Черта с два! – рявкнул он и рухнул на диван, увлекая Камиллу за собой. – Скажи мне! Ты же знаешь, что я люблю тебя! Сжалься надо мной!

Камилла не сводила с него глаз. Ноздри ей щекотал аромат виски, запах мыла, сигаретного дыма, осеннего воздуха.

– Нет, – промолвила она наконец. – Я порвала с Томом. Уже давно… сразу после возвращения из Греции.

– Не может быть! – Хью трясущимися ладонями обхватил ее лицо.

Быстрый переход