Изменить размер шрифта - +
Скажите, Роман Алексеевич, что даст реабилитация? Чего мне светит на ВВК? Я вернусь в подразделение? Только честно.
— Что ж, скрывать не буду, — старый военврач несколько поник, — в «Альфе» вам больше не служить. Боюсь, Военно-Врачебная Комиссия не признает вас годным к боевой работе. Восстановление займёт ещё очень много времени. Периодически будут возникать головные боли, скакать давление, возможно головокружение. Вам теперь надо быть очень бережным со своим здоровьем. Не курить…
— Я не курю, — машинально ответил Берёзов.
— Вот и отлично, — оценил доктор, — не пить…
— Да я и так только по праздникам…
— Вообще! — отрезал военврач. — И даже не нюхать пробку! Никаких кроссов, парашютных прыжков, аквалангов, спаррингов и прочего! Полный покой! Ваш мозг должен восстановиться, и со временем вам станет лучше. Хотя и не полностью. Эта травма, — он вновь стукнул по снимку капитанских мозгов, — вызвала повреждения клеток, которые частично необратимы.
— И что же теперь мне делать, — хмуро поинтересовался Иван, — кому я такой нужен? С пробитыми мозгами?
— Ну, не всё так плохо, — успокоил его доктор, — если вы не экстрасенс и не собираетесь читать мысли, то опасаться вам нечего! — весело хохотнул он.
— В смысле? — не понял Берёзов.
— По сути, мозг человека для науки — тайна за семью печатями, — ответил старый военврач, — то, что мы знаем о нём, — лишь крупицы. Например, некоторые считают, что ваша повреждённая часть отвечает за телепатию! — Он вновь заулыбался. — Официальная же научная позиция относит её к так называемым «старым» частям головного мозга, которые не играют кардинальной роли в жизнедеятельности современного человека. Если короче, — доктор разрубил рукой воздух, — все ваши навыки и умения остались при вас. Вы вполне можете служить, например, инструктором. С вашим опытом, думаю, это вполне реально!
Ещё через пять минут Иван вышел из кабинета лечащего врача и направился в свою палату, собирать вещи. Стоило сделать это заранее, чтобы завтра с утра не терять времени и сразу же выловить всех медицинских бюрократов. Возиться с выписными бумажками капитан не любил.
— У нас таких контуженых инструкторов — пруд пруди, — бурчал он себе под нос, укладывая нехитрый скарб в спортивную сумку, — девать некуда! Мужики, вон, на гражданку, в частную охрану подаются. Да только сейчас с этим кризисом найти работу не так-то просто. Ладно, мы ещё посмотрим, что скажет комиссия…
Берёзов подумал, что месяц в реабилитационном центре не такой уж малый срок. И его можно потратить с пользой для дела. Пешие кроссы, по мере восстановления переходящие в бег, лёгкие тренировки с плавно возрастающей нагрузкой, свежий воздух, здоровое питание… Боец группы «А» так просто не сдастся. Мы ещё посмотрим, кто кого.

* * *

Однако старый военврач оказался прав. ВВК была неумолима. Несмотря на все усилия Берёзова вернуть себе былую форму, обмануть медицинские приборы оказалось невозможно. С группой «А» пришлось попрощаться. Трое суток Иван в тоске просидел в своём общежитии в ожидании назначения, глядя в вопящий об ужасах мирового экономического кризиса телевизор и ломая голову над тем, что делать дальше. Руководство группы, конечно, не бросит его, обещали посодействовать и уже подыскивают ему место в городском управлении ФСБ. Да и кадровики ободряли, но… Всё это уже не то. Какой из него кабинетный работник? Подготовка-то совсем другая. Скорее всего, придётся переучиваться. Берёзов вздохнул. Начинать с нуля всегда непросто, а в области, которая тебе не по душе, непросто вдвойне. В этот момент на экране телевизора замелькали фигуры в камуфляже, и капитан, потянувшись за пультом, прибавил громкость.
Быстрый переход
Мы в Instagram