Изменить размер шрифта - +
Стащила с себя ночную рубашку, сбросила шлепанцы и осталась совсем голой. Потом подошла к воде.

– Она меня услышала! – воскликнула изумленная нимфа:

Орб остановилась.

– Я что‑нибудь не так сделала?

Нимфы удивленно поглядели друг на друга.

– Ты видишь нас, дитя человека?

– Да. Разве вы не хотите, чтобы я с вами поиграла?

Они опять переглянулись.

– Конечно, хотим, – сказала первая нимфа. – Но… Ты умеешь плавать?

– Нет.

– Так ведь тогда ты можешь утонуть!

Об этом Орб как раз и не подумала. Утонуть – это наверняка очень неприятно.

– Почему же вы позвали меня к себе?

– Мы не думали, что ты нас услышишь, – объяснила одна из нимф.

– Или увидишь! – подхватила другая. – Мы просто дразнились, как всегда.

– Зачем?

– Потому что мы – водяные феи, – сказала третья. – И человечьи дети обычно не замечают нас.

– Но почему? – совсем запуталась Орб.

Феи пожали плечами.

– Почему – нам неизвестно. Но это так, признаюсь честно…

Эти слова вызвали у фей новый взрыв серебристого смеха.

– Ой, ты говоришь стихами!

Остальные феи, хихикая, начали брызгать ту, которая заговорила в рифму. Орб тоже захотелось побрызгаться, но она понимала, что сначала стоило бы научиться плавать.

– Почему я никогда не видела и не слышала вас раньше, когда бывала у реки?

Феи озадаченно глядели друг на друга.

– Почему она нас не видела? – повторила какая‑то из них. – Мы ее видели, а она нас игнорировала.

Орб не знала, что означает последнее длинное слово, но пришла к выводу, что оно что‑нибудь да значит.

– Так почему?

– Может, она изменилась? – предположила другая. – Ты не менялась в последние дни, а, девочка?

– Сегодня утром я услышала песенку, которую раньше никогда не слышала. Музыка разбудила меня, и я пошла ее искать.

Феи снова обменялись многозначительными взглядами.

– Изменилась! – решили они дружно. – Теперь она может играть с нами.

– Но как? – спросила Орб. Ей очень хотелось принять участие в их забавах.

Выход из затруднительного положения подсказала одна из фей:

– Где‑то тут лежала автомобильная камера…

– Ой, здорово, и я смогу на ней плавать! – обрадовалась Орб. – Принеси мне ее!

Нимфа отрицательно покачала головой.

– Увы, я не могу, – сказала она с грустью.

– Почему?

– Мы не можем прикоснуться к вещам человечьих детей. Не можем их передвигать. Только смертным созданиям это позволено.

– Тогда скажи мне, где она лежит, и я сама достану!

– С удовольствием!

Фея провела ее чуть ниже по течению реки. Там на сухой ветке висела надутая автомобильная камера.

Орб зашла в воду – здесь было мелко, но ноги покалывало от холода – и потянула камеру к себе.

– Ой, она тяжелая! Ты не могла бы помочь?

– Вряд ли, – грустно промолвила фея. – Я действительно не могу дотронуться ни до нее, ни до тебя.

Она протянула руку, чтобы прикоснуться к Орб, однако девочка ничего не почувствовала. Рука феи прошла через нее насквозь.

– Ой, да ты призрак! – воскликнула Орб, не зная еще, радоваться ей или пугаться.

– Нет, я всего лишь фея. Я могу прикоснуться к естественным вещам, таким, как вода.

Быстрый переход
Мы в Instagram