Изменить размер шрифта - +

– Разве вы не феи? – спросила Орб дрожащим голосом.

– Она нас видит! – закричали скрюченные создания. Похоже, их это испугало.

– Конечно, вижу, и слышу прекрасно! – сказала Орб.

Враждебные феи окружили камеру и уставились на девочку.

– Мы все равно можем ее утопить, – заявила, нахмурившись, одна из них. Глаза ее были мутными, как будто запотели изнутри.

– Не можем, пока она в этом круге, – заметила другая.

– Так вытащим ее оттуда!

Они начали брызгаться. Теперь это была уже не игра. Феи брызгались грубо, заливая водой лицо девочки.

– Эй, прекратите! – закричала она.

Но феи не прекратили. Одно из злобных созданий бросилось на Орб, скорчив ужасную рожу.

– Вытащим! Вытащим! – кричали гадкие феи.

Орб рассердилась.

– Ах так! – закричала она и замахнулась на фею кулачком. В фею девочка, конечно, не попала, зато сама подняла фонтан брызг. Тогда она принялась размахивать руками, заливая водой все вокруг, и громко визжать, да так, что лицо ее покраснело.

Нимфы были обескуражены. Никогда раньше они не видели такой вспышки ярости. Орб здорово умела выходить из себя. Иногда, к ужасу окружающих, у нее даже пена на губах появлялась. Вот Луна, та никогда не злилась, зато Орб делала это за двоих, если что‑нибудь было не по ней.

Феи убрались на безопасное расстояние.

– Мы не можем дотронуться до нее, – сказала одна.

– И не надо, – ответила другая. – Есть много способов утопить смертного. Давайте устроим водоворот.

– Водоворот! – подхватили остальные.

Они принялись плавать по кругу, раскручивая воду. Добрые феи наверху тоже крутили водоворотики, для забавы, но этот был огромным. Камеру с девочкой затянуло в крутящуюся воронку. Она кружилась все быстрее и быстрее, а феи все ускоряли движение. В центре водоворота уровень воды заметно понизился. Камера накренилась, и Орб испугалась, что она опрокинется. Тогда ей придется отпустить свой спасательный круг, иначе она с головой нырнет в грязную воду. Ярость сменилась страхом. Что же ей теперь делать?

– Лодка! – воскликнула вдруг одна из фей.

– Нас не видят, – сказала вторая.

– Нет, видят!

Все феи внезапно бросили раскручивать водоворот и нырнули в темную воду. Поверхность воды разгладилась, и Орб тоже увидела лодку.

– Папочка! – закричала она.

И вот ее отец, Пейс, уже подплыл в своем каноэ, вытащил дрожащую девочку из воды и завернул в одеяло. Орб обняла его, рыдая от облегчения. Забыты были и гнев, и страх.

Но она была еще маленькой, и вскоре вспышка эмоций сменилась обычным любопытством.

– Папочка, а я видела фей! – воскликнула она.

– Ты видела фей? – переспросил Пейс, повторяя ее слова, как часто делают взрослые. Похоже, его это обрадовало.

– Там, наверху, были хорошие феи, а здесь такие гадкие! Почему, папа?

– Потому что здесь вода загрязнена. Фабрика сливает отходы, река портится, а живущие в ней феи изменяются в худшую сторону. Это очень грустно.

– Почему?

Пейс никогда не бранил дочку за ее бесконечные «почему». Он ее понимал.

– Потому что фабрика заработает больше денег, если будет выбрасывать отходы просто так, вместо того чтобы платить кому‑нибудь, чтобы их увезли. Мы пытались закрыть фабрику, но у нее много денег, и она тратит их на то, чтобы мы не смогли ее остановить.

– А феи…

– Для них все это очень грустно, – согласился Пейс. – Однако мало кто из людей способен увидеть фею, вот никто и не оказывает им покровительства.

Быстрый переход
Мы в Instagram