Loading...
Изменить размер шрифта - +
А на агрегате глухо клокотал медный котелок. Один из помощников Мартина снял с котелка крышку и помешал его содержимое длинной деревянной ложкой. По «сарайчику» расплылся запах каши с мясом.

    -  Печь тоже электрическая, - с холодной усмешкой пояснил немец. - Я сам гнул спираль и делал решётку. Две спирали сжёг, пока удалось создать стабильно действующую модель. Всё, что здесь есть - лишь экспериментальные образцы. Но деньги сюда вкладываются немалые, и уверяю вас, господин д'Ожерон, через несколько лет вы можете не узнать Сен-Доменг… Не желаете ли отобедать с нами?

    -  Электрический обед, - не без иронии проговорил д'Ожерон. - Честно сказать, даже немного страшновато… но интересно.

    -  Как видите, - сказала Галка, быстрее всех уничтожив свою порцию, - у нас есть неплохой задел на будущее. Это только кажется забавой, пока не вышло за пределы лаборатории. Но представьте себе множество таких вот "ветряных мельниц". Представьте электрические печи в каждой, даже самой бедной кухне. Или электрические фонари, освещающие улицы города. И энергия будет доставаться почти даром - тут в некоторых местах всё время ветер. Я уже не говорю о том, какие ещё вещи могут быть придуманы на этой основе. Так что история не окончена. Она только начинается.

    -  Но это будет уже ваша история, мадам, - сказал д'Ожерон, когда они покинули лабораторию. - Моё время на исходе. Строго говоря, меня прислали сюда умирать. Но я надеюсь ещё увидеть электрические фонари на улицах этого города, - добавил он с усмешкой.

    -  А я надеюсь дожить до таких же фонарей на улицах Парижа, - оптимистично заявила Галка. - Оно, конечно, смотрелось бы вовсе неплохо, но я думаю, не всё будет так, как мы хотим.

    -  Это естественно, - д'Ожерон вытер платочком покрасневшее лицо. - Мне стоило огромных трудов и нервов убедить его величество принять ваше предложение. Куба - само собой. Вы будете готовиться к походу здесь, а месье Дюкен - в Тулоне.

    -  Дюкен?!! - неподдельно изумилась Галка.

    -  Да, операция по захвату Кубы, назначенная на январь-февраль будущего года, поручена ему.

    -  О, это честь для меня!

    -  Командор Дюкен тоже сказал, что это честь для него - сражаться бок о бок с вами. Но вернёмся к делу. Когда я смогу получить документацию по нарезным пушкам?

    -  Да хоть сейчас, - проговорила Галка. - Кстати, его величество - это одно дело, а месье Кольбер… Как вам удалось его уломать?

    -  Не мне - его величеству, - д'Ожерон снова был вынужден вытирать платочком лицо: жара и болезнь…[В нашей истории Бертран д'Ожерон умер в 1676 году] - Король счёл, что ему гораздо выгоднее получить мощные пушки в обмен на признание независимости Сен-Доменга, чем брать эти же пушки силой. Но вы - вы не боитесь, что однажды сюда явится французский флот, вооружённый вашими же нарезными орудиями?

    -  К тому времени, как он сюда явится, у нас уже будет что-нибудь поинтереснее, - хитро подмигнула Галка. Она не стала рассказывать о химических опытах Мартина и об опытных образцах снарядов на пироксилиновом порохе. Всему своё время. - Но это пока лишь возможность, один из вариантов. К тому же, не самый вероятный. Мы отлично помним, в каким мире живём. Предательство - заразная болезнь, и я не уверена, что её не подхватят в Версале.

    -  Такова жизнь, мадам, и ничего с этим мы поделать не можем. Впрочем, вы из тех, кто любит бросать вызов судьбе.

    -  Удача любит безумцев, - рассмеялась женщина, и добавила уже серьёзно: - Вам лучше отдохнуть, месье Бертран.

Быстрый переход