Изменить размер шрифта - +
А точнее – к замку ведьмы Лурды. Уж там их наверняка никто искать не станет…

Тимка зевнул во весь рот и нечаянно проглотил крупного и очень наглого комара.

– Тьфу ты! – Тим очнулся от воспоминаний и стал яростно чесаться. Все-таки он, похоже, задремал. Иначе с чего это он вдруг стал таким покусанным?

– Эй, Боня! Куда едем-то? – Тимка спрыгнул с повозки. – Взгляни под ноги! Дорога ведь совсем пропала, вот-вот в болото заедем. Ты вообще соображаешь что-нибудь?

Боня долго делал вид, что не слышит тимкиного нытья, но когда и Шут присоединился к мальчику, Хозяйственный снизошел до объяснений.

– Смотрите сюда, – он разложил на коленях довольно затертую уже карту. – Вот центральные дороги, видите? – Шут и Тим кивнули одновременно. – По ним ехать нельзя. Там сейчас рыщут королевские патрули. Нас ищут. Пробираться можно только глухими, тайными тропами. Так?

– Согласен, – Тим наклонился поближе к карте, прищурился.

– Ты чего высматриваешь? – Хозяйственный тоже уткнулся носом в бумажный листок.

– Тайные тропы, – охотно пояснил Тимыч, – они, видно, у тебя очень тайные. Ничего не разглядишь!

– Экий ты, братец! – Боня осторожно спрятал карту в нагрудный карман. – Кто же тебе секретные тропинки в такой карте нарисует? Тайные – они все в голове держатся. Вот тут, – Боня хлопнул себя по лбу и ненароком прибил пяток комаров. – Экое гнилое место, – недовольно сказал он, разглядывая окровавленную ладонь, – да что делать. – И вытер руку о штаны.

– Нам – туда, – Хозяйственный махнул рукой в направлении болота, – на ту сторону, потихоньку, полегоньку, не торопясь. Пройдем, не сомневайтесь!

– Ты сам-то через болота хаживал? – спросил Тим. – В трясину не заведешь?

– Хаживал не хаживал, – поморщился Боня, – какая разница. Положитесь на меня, все будет нормально. Трясина штука опасная, но я ее сумею распознать. Обучили когда-то. В свое время, по молодости, я на болотных удавов охотился, так что опыт есть.

– Эге, – Тимыч вытаращился на Боню, – тут еще и удавы водятся?

– Да не бойся ты их, – успокоил его Хозяйственный, – они не ядовитые. Они не жалят, а только душат.

– И на том спасибо, – пробурчал Тим.

– Так, – энергично принялся распределять обязанности Боня, – я впереди, дорогу шестом щупаю. Тим, ты сзади страхуешь повозку. Чуть что – ори погромче. Нигу спрячем в кожаный непромокаемый мешок, я сам ее понесу. А ты, Шутик, вместо аварийного плота. Если кто тонуть будет, спасай.

– Есть! – Шут лихо козырнул. – Тем более что я – самое лучшее и совершенное спасательное устройство. Непотопляемое, непромокаемое, не…

– Тихо! – гаркнул Хозяйственный. И тоном ниже добавил: – Хватит болтать. Пошли.

– Не хочу в непромокаемый! – запричитала Нига, – там дышать темно! Не видно ничего, тоска!

– А ты сама себя пока почитай, – посоветовал Тим, – вот и не скучно будет.

– И то дело, – успокоилась Нига и позволила упрятать себя в мешок.

Как оказалось, дорога находилась неглубоко под водой, почти сразу под зеленой густой ряской. Боня сторожко продвигался вперед, тыкая впереди себя и по сторонам длинной, в полтора своих роста, крепкой жердиной. Левее и правее затопленной дороги было глубоко – шест нырял в воду полностью, подымая со дна гулкие пузыри болотного газа.

Быстрый переход
Мы в Instagram