Изменить размер шрифта - +
Тим пощекотал обложку ногтем:

– Нига, проснись. Да проснись же скорей!

Внутри книги зашуршало.

– Никогда… – зевнув, пролепетала Нига, – …я так часто… а-ах… не отключалась. В вашем мешке я как попугай под одеялом – все сплю и сплю. Разве так можно? Всю… а-ах… дорогу проспала.

– Нига! – Тимыч слегка потряс книгу. – Дело плохо. Сзади королевские стражники, впереди жуткая гроза. Нужна помощь.

– Ну-ка, подними меня повыше, – деловито приказала Нига, – надо оглядеться.

Тим вытянул руку с книгой вверх.

– И впрямь солдаты, – удивилась Нига. – Они за нами по пятам шли? Делать им нечего. Так-с, а что с этой стороны? – книжка замолчала. Видно, пыталась разобраться в чем-то, для нее непонятном.

– Чего? Чего там? Не тяни, – изнывая от нетерпения, Тим топтался на месте, переминаясь с ноги на ногу. – Рука устала!

– Опускай, – разрешила Нига. – Значит, так. Никакая это не гроза. То есть не настоящая гроза, не природное явление, а обычная нормальная колдовская буря. Приграничная ловушка. Чтобы не шастал кто попало мимо лурдиного замка. Если мы вернемся в лес, туча уползет обратно. Если нет, то сейчас такое будет! Ого какое будет! Мало не покажется.

– Ты меньше пугай, – остановил Боня книгу, – лучше посоветуй, как от бури уберечься. В лес мы вернуться не можем, сама понимаешь – загребут нас солдаты и повезут к Торсуну на свидание. Он нас ждет не дождется. Особенно тебя.

– Надеваем плащи, раскрываем зонтики и идем вперед, – сказала Нига.

– Вот так совет! – возмутился Хозяйственный. – Очень дельный, умный совет. Спасительный. Эхма! – он снял с головы полотенце, обмотал им Люпе морду: пока они совещались, туча затянула все небо. Толстенные молнии били в землю настолько близко, что волосы на голове вставали дыбом; воздух был пропитан электричеством. Грохочущая стена дождя и града надвигалась медленно, но неотвратимо – земля дрожала от ударов.

– Приплыли, – кисло произнес Боня, – размажет нас сейчас, как тараканов. Даже усов от меня не останется.

– Нига, – Тим быстро зашептал в обложку, – родненькая, спасай! Ты можешь, я знаю.

– Не могу, – отказалась Нига, – нельзя мне.

– Брось, – уговаривал ее Тимыч, – давай так. Я ничего у тебя не прошу, а ты для собственного удовольствия чуть-чуть попой. Как в доме у отшельника.

– Попеть? – Нига откашлялась. – Понимаешь, там случай был особенный. А сейчас… Подумаешь, дождик. Помочит и пройдет.

– Нигонька! – Тим сжал книжку так, что она ойкнула, – именно сейчас случай суперособенный! Мы вот-вот погибнуть можем. Никто тогда Олафа из плена не выручит, понимаешь, никто!

Нига без всяких предисловий пронзительно запела, перекрывая шум небесного водопада.

– Нашла время, – Боня покрутил пальцем у виска.

Тимыч, не обращая внимания на гром, внимательно вслушивался в песенку: короткая труднопроизносимая фраза все время повторялась в ней немузыкальным припевом. Зажмурив глаза от напряжения, Тим сосредоточился на словах. И пока они держались в памяти, громко их крикнул. Горячий ветер ударил его со всех сторон разом, яркий дневной свет мазнул по закрытым глазам.

– Мамочки, – донесся изумленный голос Бони, – Тимыч, ты только глянь, что делается! Ничего не понимаю.

Тим открыл глаза.

Быстрый переход