Loading...
Изменить размер шрифта - +
Почему? Да потому, что сейчас поток денег, что течет отсюда, проходит через них. И они из него черпают – кто сколько может, но обиженным никто не остается. А перейди это в частные руки – возникни вместо твоей комиссии частная корпорация с эмиссией акций и всем прочим, с куда большей прозрачностью, чем сейчас, – им краны если и не наглухо закрыли бы, то, во всяком случае, струйки сделали бы куда потоньше. Правдоподобно звучит?

    – Ну, как сказать… Тогда я в такое не поверил бы. А сейчас – легко.

    – Вот тебе и ответ. Возьми этот свой доклад, он у тебя наверняка сохранился…

    – Можешь быть уверен.

    – И вот его-то и поднеси. С небольшим дополнением: что возглавить такую корпорацию не сможет никто на свете, кроме лично его. Опыт там, связи, авторитет, личные качества… Да не мне тебя учить. Чтобы он ясно увидел, куда лежит его путь после отставки. И что этот вариант сулит именно ему. Поскольку вся экономика Редана, как мы знаем, только на этой торговле и завязана. И думается мне, что такая мелочь, как временное откомандирование двух-трех тысяч солдат, к тому же не тех, что несут боевые дежурства, проскочит без малейшей задержки.

    Государственный советник следующую, заключительную реплику подал не сразу. Видимо, мысленно проигрывал предложенную операцию, искал явные, а еще более – скрытые нестыковки и ловушки. Но, наверное, не нашел. Вздохнул. Передернул плечами, как перед прыжком в холодную воду. И, наконец, молвил:

    – Сейчас свяжусь с Цитаделью. Буду просить приема на завтра по личному вопросу – он вообще-то любит разбираться в личных проблемах, ему нравится получать информацию о слабых местах людей, под ним работающих, а всякий личный вопрос – свидетельство такой слабости. Ну, завтра он не примет, а вот на послезавтра можно серьезно рассчитывать. Но надо еще подстраховаться.

    – От чего?

    – Ты же понимаешь: наши покупатели – люди взрослые и опытные. Они, само собой, сейчас в сильнейших подозрениях. Надо их успокоить.

    – Присягнуть, что мы их не надуем, что ли? Не поверят.

    – Ну, не так примитивно. Подумай: в чем они могут нас подозревать?

    – Да в том, что мы и собираемся сделать: разбавить товар несортовым материалом.

    – Вот-вот. А откуда мы этот материал возьмем?

    – Откуда мы можем взять? Призвать ветеранов, срочно выпустить младшие возрасты, в снаряжении все они будут выглядеть достаточно убедительно…

    – Правильно. Что мы должны предпринять, чтобы немедленно поставить их под знамена?

    – Разослать соответствующие распоряжения по Центрам, по магистратам ветеранских городов. Не фельдъегерями, конечно, а по связи, шифровками.

    – Вот именно. Следовательно – что станут делать клиенты, чтобы раскрыть наши замыслы?

    – Можно по-разному. Например, забросить разведчиков в Центры и городки, чтобы заметить всякое телодвижение там. Или – а скорее «и» – оседлать нашу связь. Но для этого им придется повозиться с шифрами, не так ли?

    Советник Ду Ду Ном усмехнулся:

    – Думаешь, у них нет наших шифров? Успокойся: есть. Так что читать наш обмен они будут без затруднений.

    – Откуда такое уверенное предположение?

    – Мы просто заблаговременно организовали утечку шифров. Неплохо, кстати, на этом заработали.

Быстрый переход