Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Да, они были произнесены, но были ли они правдой?

Спешу заявить вам, что это не имеет ни малейшего значения. Истинные или лживые, слова эти остаются проклятием для Содружества. Поэтому нам приходится отрицать даже то, что ведьма когда-либо существовала. Это самый простой выход для всех.

Таким образом, читая заключительную книгу, вы должны запомнить две взаимоисключающие истины:

автор – лжец;

автор – не лжец.

Настоящий исследователь обязан научиться балансировать между этими двумя утверждениями. Там, где кончается эта грань, лежат разрушение и погибель.

 

 

Странно мечтать о смерти погожим весенним днем.

Повсюду на островах Келл жизнь пробуждается под теплыми лучами солнца. С той поры, как дни начали удлиняться, свежий ветер приносит с побережья звонкий детский смех. Зеленеют склоны холмов, а нежные цветы тянутся к свету. Люди открывают ставни, пересаживают комнатные растения в ящики на подоконниках. Настала пора возрождения.

Но, глядя на буйство красок из окна мансарды, я знаю: смерть моя – лишь вопрос времени. Закончится пышное цветение, и я уйду. Никогда ранее не испытывал я столь сильных чувств, вспоминая обещание ведьмы освободить меня от бесконечных смен времен года. И эта мысль приносит бесконечное наслаждение.

На столе лежат орудия моего ремесла, и неважно, сколько они могут стоить, вздумай я устроить распродажу. Я готов расстаться со всеми пожитками, словно змея со своей кожей. Тончайший пергамент, привезенный из Виндхейма, самые лучшие чернила, какие только способны добыть торговцы из Да’бау, прекраснейшие перья снежных цапель, что в изобилии водятся в окрестностях Куэ-куэй, далекого заморского города множества каналов…

Все готово и ждет начала последней истории. Подобно алхимику, я создам смерть из пергамента и чернил.

Но я все жду чего-то. Пыль ложится на груды свитков и чернильницы. Почему же? Уж не из-за сомнений в обещании ведьмы и не из страха перед смертью в этот весенний день, само собой. Вначале я попросту полагал, что оттягиваю завершение, пытаюсь отсрочить его, как будто это жестокие муки.

Но я ошибался. Причина гораздо проще.

Я разгадал загадку в то утро, когда рассматривал ветви дерева перед своим окном. Там свила гнездо, украсив его перьями, маленькая как’ора. У этой птички блестящий черный хохолок, а грудка алая, отчего кажется, будто ей перерезали горло. Весь день она гоняется за мошкарой или ковыряется в грязи под ногами снующей туда-сюда черни. Поэтому почти все время ее гнездо пустует, и я вижу три отложенных яйца.

Несколько дней созерцал я гнездышко, пытаясь разрешить загадку, которая крылась в гладких скорлупках голубоватого цвета с россыпью бурых крапин. И что в итоге?

Ответ пришел нынче утром. Каждое яйцо – символ бесконечных возможностей жизни. Что ждет птенцов? Все они могут умереть, задохнувшись еще до того, как вылупятся, в собственной скорлупе. Или кого-то сцапает подкравшаяся кошка, когда птенцы начнут учиться летать. Кто-то другой умрет от бескормицы или заразной болезни… Но, возможно, один из них вернется в это же гнездо будущей весной, создаст семью и начнет тем самым новый цикл жизни. Столь много возможностей, столь много открытых дорог заложено внутри яйца, чей размер не превышает ногтя на моем большом пальце.

Возможности жизни бесконечны… Вот что я открыл для себя в то утро.

Какой же вывод я должен сделать? Отринуть стремление к смерти и снова принять жизнь?

Нет… Конечно же, нет.

Когда я смотрел на яйца, то понял: смыслом существования наполняют жизнь не заложенные изначально возможности, а обретение собственного, отличного от всех других пути. Пути от утробы матери до могилы.

Вняв мольбам, ведьма дала мне бесконечную жизнь – одновременно и дар, и проклятие. Когда все эпохи проходят перед тобою нескончаемой чередой, то возможности становятся бесконечными.

Быстрый переход
Мы в Instagram