Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– За всю мою жизнь зов звучал лишь однажды, когда я еще был малышом, – покачал головой Тол’чак. – Это произошло во время великой войны огров, когда клан бился с кланом. Триада созвала всеобщий сбор, чтобы начать переговоры о мире.

– А сейчас?

– Не знаю… – Тол’чак подумал о столкновении с ограми из клана Ку’укла. Неужели Триада уже прознала об этом?

Очень медленно гул стихал, пока не прекратился вовсе. Никто в пещере не сдвинулся с места. Только некоторые огры негромко бормотали что-то себе под нос.

– Смотрите! – воскликнул Магнам. – Кто-то идет.

Он ткнул пальцем в глубину большой пещеры.

Там клубился голубоватый свет, позволяя различить длинную трещину в задней стене. Сияние делалось все ярче, будто приближалось.

Его заметил не только д’варф. Стих негромкий ропот, смолкли даже испуганные голоса женщин.

Очерченная голубым свечением, из трещины выбралась, волоча ноги, одна фигура, за ней вторая и, наконец, третья. Три древних огра, обнаженных и сгорбленных. Их глаза в темноте пылали зеленым.

– Триада, – охнул Тол’чак.

Он смотрел, как обтянутые кожей скелеты ковыляли по гранитному полу. Огры при виде их падали на колени и склонялись, чтобы спрятать лица. Старцы Триады являлись духовными наставниками всех огрских кланов, ходячими мертвецами. Они редко покидали собственное обиталище, но теперь молча шагали по главной пещере, будто имели вполне определенную цель.

Тол’чак не склонился, когда к нему приблизились. Ведь он прошел путь мертвых до конца – к Вратам Духов. Он по-прежнему уважал Триаду, но не трепетал перед ней. Очистив сердце-камень своего племени, он исполнил их пожелание. Искра огня поселилась в его сердце. Они так много утаили, отправляя его в большой мир, знали, что он отыщет правду, но не подготовили к ее тяжести.

Три старца остановились у входа в его жилище и заговорили, хотя незаметно было, чтобы кто-то из них шевелил губами.

– Теперь ты знаешь истину.

Глаза Тол’чака сузились, а искра в его сердце стала жарче.

– Вы должны были предупредить меня…

– Нет, не должны, – голос клубился над Триадой, словно туман. – Сердце твоего народа вело тебя… и твое собственное.

– И что дальше? Я избавил сердце-камень от Погибели. А как насчет Клятвоотступника?

Глава Триады протянул костлявую руку. Без слов было ясно, что он просил.

Тол’чак вынул сердце-камень из сумки. Даже в полумраке пещеры кристалл вспыхнул внутренним светом. Когтистые пальцы сомкнулись вокруг протянутого камня.

– Наконец-то, – с облегчением вздохнул старый огр.

Он повернулся спиной к Тол’чаку и показал сердце-камень остальным. Триада сдвинулась плотнее. Окруженное ими сердце мгновенно вспыхнуло ярче.

– Мы так долго ждали, – голос казался усталым и несчастным. – Так пусть же свершится…

Красный свет стал ослепительным. Три огра превратились в черные тени.

По пещере прокатились испуганные возгласы.

– Что происходит? – шепотом спросил Джастон.

Тол’чак просто смотрел, омываемый зыбкой границей света, вбирая в себя красоту жизни, заключенной в кристалле. Он стоял выпрямившись, возвышаясь над всеми, и не чувствовал угрызений совести.

И вдруг, мигнув, свет исчез. Воцарилась тьма. Тол’чак почувствовал пустоту в сердце, откуда ушел жар. Пещеру окутала гнетущая тишина.

В слабых отсветах очага было видно, что Триада по-прежнему стоит вокруг сердце-камня. Глубоко в горе прозвучал повторный зов – единственная нота, которая на сей раз казалась жалобной. Три тела рухнули на каменный пол у порога жилища Тол’чака под перестук и шорох костей.

Быстрый переход
Мы в Instagram