Книги Детективы Чингиз Абдуллаев Смерть на холме Монте-Марио

Книга Смерть на холме Монте-Марио читать онлайн

Загрузка...
Смерть на холме Монте-Марио
Автор: Чингиз Абдуллаев Поделится :
Язык оригинала: русский Год издания: 2002 год
Перевод: Перевод не указан. Издательство: АСТ, Астрель
Книги из этой серии: Голубые ангелы; Почти невероятное убийство; Охота на человека; Игры профессионалов; В ожидании апокалипсиса; Правило профессионалов; Выбери себе смерть; Правила логики; Закон негодяев; Кредо негодяев; Совесть негодяев; Тень Ирода; Симфония тьмы; Три цвета крови; Плата Харону; Линия аллигатора; Океан ненависти; Всегда вчерашнее завтра; Сколько стоит миллиард; "Гран-при" для убийцы; Зеркало вампиров; Символы распада; Пепел надежды; Стиль подлеца; Рассудок маньяка; Бремя идолов; Тоннель призраков; День гнева; Идеальная мишень; Фактор страха; Мудрость палача; Последний синклит; На стороне Бога; Упраздненный ритуал; Рандеву с Валтасаром; Самое надежное; Один раз в миллениум; Камни последней стены; Путь воина; Опрокинутая реальность; Взгляд Горгоны; Допустимая погрешность; Флирт в Севилье; Резонер; Окончательный диагноз; Смерть над Атлантикой; Крах лицедея; Осенний мадригал; Когда умирают слоны; Волшебный дар; Его апатия; Закат в Лиссабоне; Трибунал для Валенсии; Ангел боли. Путешествие по Апеннинам; Ангел боли. Три четверти его души; Связной из Багдада; Забытый сон; Покушение на власть. Субъект власти; Покушение на власть. Атрибут власти; Покушение на власть. Объект власти; Цена бесчестия; Джентльменское соглашение; Время нашего страха; Власть маски; Кубинское каприччио; Тождественность любви и ненависти; Этюд для Фрейда; В поисках Бафоса; Отрицание Оккама; Взращение грехов; Выстрел на Рождество; Разорванная связь; Апология здравого смысла; Мечта дилетантов; Факир на все времена; Хорошие парни не всегда бывают первыми; Отравитель; Фестиваль для южного города; Среда обитания; Второе рождение Венеры; Полное каре; Обозначенное присутствие; Приличный человек; Параллельное существование; Тайна венской ночи; Дом одиноких сердец; Берлинский транзит; Смерть под аплодисменты; Синдром жертвы; Затянувшееся послесловие; Удар бумеранга; Адаптация совести; Клан новых амазонок; Поездка в Трансильванию; На грани фола; Балканский синдром; История безнравственности; Прайс-лист для издателя; Рождение Люцифера; Смерть дипломата; Забава королей; Семейные тайны; Пьедестал для аутсайдера; Оппоненты Европы; Эшафот для топ-модели; Жребий Рубикона; Проступок сыщика; Его подлинная страсть; Доблесть великанов; Суд неправых; Магия лжи; Жертва здравого смысла; Золотое правило этики; Испытание добродетели;
Изменить размер шрифта - +

Чингиз Абдуллаев. Смерть на холме Монте-Марио

Дронго – 37

 

«С каждым месяцем вокруг все меньше оставалось такого, что могло его удивить».

 

Глава первая

 

Когда человек начинает опасаться каких бы то ни было изменений в своей жизни, значит он стареет. Дронго помнил об этом и не любил, когда Джил напоминала ему собственное изречение. Он теперь довольно часто прилетал в Рим, чтобы встретиться с Джил и мальчиком, который был так похож на него, но изменить что-либо в их отношениях уже не хотел.

В последние годы Дронго сильно изменился — похудел, стал более замкнут, молчалив, в глазах появилось выражение печальной мудрости, которая свойственна всем умным людям, с течением времени превращающимся в циников. Он стал замечать, что меньше смеется и больше усмехается. Это начинало его беспокоить.

В отношениях с Джил тоже не все было ладно. И дело даже не в том, что он постоянно находился в разъездах, зарабатывая себе на жизнь аналитическими способностями, и даже не в его нежелании менять устоявшуюся жизнь. Некоторые привычки, приобретенные за долгие годы одиночества, уже становились частью его натуры. Несмотря на обиды Джил, он по-прежнему не мог спать в комнате, где находились посторонние. И хотя Джил трудно было назвать посторонней, он всегда уходил спать в другую комнату. Сказывались годы одиночества, за которые он привык к ощущению вибрирующей вокруг него тишины. Джил пыталась с этим бороться, но тщетно. Он не мог заснуть рядом с ней и реагировал на каждое ее движение или вздох. Очевидно, это была некая фобия, которую нужно и можно было преодолеть, но ни она, ни он не знали, как это сделать. И все попытки не обращать внимания на его состояние, заканчивались лишь тем, что он поднимался по утрам, так по-настоящему и не заснув.

Он по-прежнему видел цветные сны, и в своих ночных размышлениях был не так одинок. Джил ему безусловно нравилась, но в его невероятной, бурной жизни были и другие женщины. Иногда он видел Натали, чей образ навсегда остался в его сердце. Она спасла ему жизнь, подставив себя под пули. Натали была первой и, кажется, единственной женщиной, которая могла стать его женой. Иногда он видел Марию и слышал ее голос. Его до сих пор мучила совесть за ее самоубийство, словно он был виноват в тех обстоятельствах, которые сложились столь роковым образом. Иногда ему снилась темнокожая Лона, и он, улыбаясь, вспоминал, как им было хорошо в те осенние дни начала девяностых, когда время казалось еще не таким потерянным. Иногда он видел женщину, с которой они были знакомы только пятнадцать или двадцать минут, оказавшись случайно вместе в кинотеатре заштатного американского городка, где между ними вспыхнула страсть, которая закончилась столь же внезапно, как и началась. Иногда ему снилась Лена Суслова, и он чувствовал себя виноватым, снова и снова пытаясь себе объяснить, почему он не звонит ей, когда возвращается в Москву. Иногда…

Дронго редко оставался один, когда засыпал. Во сне ему являлись давно умершие люди и случайные знакомые, женщины, которых он любил, и мужчины, которые его ненавидели. Может, поэтому он подсознательно так боялся присутствия Джил. Ему казалось, что он разговаривает во сне, хотя знал, что это невозможно. Иногда Дронго даже оставлял включенным магнитофон, чтобы услышать, что именно он мог сказать, но запись фиксировала лишь его дыхание, иногда — прерывистый храп или громкие вздохи. И ничего больше. Но, в отличие от большинства людей, Дронго помнил свои сны. Может быть, это волновало его гораздо больше, чем близость женщины, словно Джил только своим присутствием невольно отгоняла тени посещавших его людей.

Они провели месяц на Сардинии, и он твердо решил уехать в конце августа, как только они вернутся в Рим. Сказать об отъезде Джил было труднее всего. Ему самому не хотелось уезжать из этой удивительно прекрасной страны, от любимых людей, которых он не мог взять с собой ни при каких обстоятельствах, понимая, какой удобной мишенью для шантажа могли бы они стать.

Быстрый переход
Отзывы о книге Смерть на холме Монте-Марио (0)