Изменить размер шрифта - +
Я разрушил наш брак и…

Терри стиснула его руку:

– Джонас, ты рисковал жизнью, чтобы спасти меня.

– Уж лучше умереть вместе с тобой, чем жить без тебя. – Он наклонился и поцеловал жену.

 

 

Повернув голову направо, он увидел быстро приближающееся лунное свечение под темными облаками. Быть может, я снова сплю? Просыпайся!

Сердце гулко застучало в груди.

– В чем дело? – Терри лежала на спине с закрытыми глазами.

Джонас сжал руку жены, когда сияние материализовалось в дьявольскую морду из его самого страшного кошмара.

Спасательная капсула проходила через гидротермальный слой, где ее немилосердно швыряло и крутило бурным течением. Джонас начал задыхаться.

Но вот гидротермальный потолок был пройден, спасательная капсула продолжила подъем в слое практически ледяной воды. Им оставалось преодолеть еще более шести миль.

Джонас знал, что произойдет, но тем не менее хотел это видеть. В последний раз – в ужасный последний миг – он должен был посмотреть смерти в лицо. Джонас еще крепче стиснул руку Терри и стал ждать появления светящейся треугольной головы – совсем как одиннадцать лет назад, совсем как в ночных кошмарах, повторявшихся с тех пор сотни раз.

– Терри, я люблю тебя.

Слабое сияние пробивалось сквозь бурлящий слой осадков, постепенно все больше усиливаясь. Смутные очертания приняли отчетливую форму. В этом неземном свете черты лица Терри казались серым силуэтом.

Джонас задрожал, в животе образовался тугой узел страха.

Терри, прильнув к мужу, смотрела в океанскую бездну.

В мертвой тишине из тумана выплыла голова мегалодона, его призрачно-белая шкура выглядела еще более пугающей на фоне непроглядной тьмы. Челюсти раздвинулись в дьявольской ухмылке, в бездонной пасти показалась темная полоска десен с рядами зазубренных треугольных зубов.

У Джонаса перехватило дыхание. До смерти испуганный, он все же был не в силах отвести взгляд от глотки размером с кафедральный собор и выдвинутой над раскрытой пастью верхней челюсти.

Неожиданно справа мелькнуло какое-то расплывчатое пятно. Джонас повернулся – и с ужасом увидел, что на капсулу, открыв челюсти, нацелилась взрослая самка кронозавра.

Джонас с Терри вскрикнули, когда морская рептилия захлопнула челюсти на цилиндре из лексана. Послышался леденящий душу скрежещущий звук – это яйцевидная капсула застряла между языком и небом хищницы.

Джонас прижал Терри к себе, мир перевернулся вверх дном.

Самка кронозавра поспешно уплыла со своей добычей, которую ей, однако, никак не удавалось проглотить целиком. Выпятив свирепые челюсти, кронозавр попытался переместить скользкую капсулу между верхними и нижними зубами, чтобы раскусить ее пополам.

Джонас и Терри отчаянно цеплялись друг за друга. Крепко зажмурившись, они ждали своего смертного часа, когда капсула перекатывалась в пасти чудовища.

Открыв глаза, Джонас увидел знакомое сияние, люминесцентный свет озарил острые зубы кронозавра, вцепившиеся в капсулу.

Неожиданно спасательная капсула выскочила из пасти рептилии.

Джонас, не веря своим глазам, смотрел, как Ангел, рванув вперед, сомкнула зубы на вытянутых челюстях ошарашенного кронозавра.

– ДА! ДА! ДА!

Нижняя часть туловища кронозавра судорожно задергалась, когда Ангел перекусила крокодилью голову одним взмахом мощных челюстей.

Из пасти акулы хлынула темная кровь морской рептилии. Послышался тошнотворный треск раздробленных костей – это владычица впадины расплющила череп кронозавра.

Ангел остановилась, проводив взглядом поднимающуюся капсулу.

У Джонаса сердце билось как сумасшедшее. Он истово молился, чтобы Ангел не бросилась их преследовать. Джонас пристально посмотрел в затянутые катарактной пленкой серые глаза акулы.

Быстрый переход