Изменить размер шрифта - +
Ангел, отпусти нас, отпусти нас…

К его величайшему облегчению, акула повернулась и начала опускаться обратно во впадину, крепко сжимая в зубах мертвого кронозавра. Прощальный взмах хвостового плавника – и она исчезла.

Джонаса душили слезы радости. Он обнял свою жену. Спасательная капсула продолжала подниматься к поверхности.

 

Чернота постепенно перешла в фиолетовый цвет, сменившийся затем темно-синим.

Терри беспокойно зашевелилась. Джонас погладил ее черные как смоль волосы, и она снова уснула.

С мощным всплеском капсула вынырнула из моря, подпрыгивая на волнах.

Терри села и посмотрела на багровый закат, словно очнувшись от долгого сна. Улыбнулась, поцеловала мужа, провела носом по его шее.

Отодвинув жену, Джонас активировал аварийный радиомаяк.

Десять минут спустя на сумрачном горизонте появился «Уильям Биб». На воду был оперативно спущен оранжевый «Зодиак», в который сели Масао с Маком.

– De profundis, – прошептала Терри, снова положив голову мужу на грудь.

– Что это значит? – поинтересовался Джонас.

– Бенедикт написал это на своих глубоководных аппаратах. Что значит «из глубин». Боже, как долго моей единственной мыслью было сбежать из впадины! Я была одержима этой идеей. Ты не представляешь, какой это был ужас! Меня повсюду окружала смерть. – Терри с улыбкой прислонилась к мужу. – Джонас, ты спас меня, вытащил меня из глубин. Когда я увидела твое лицо, то поняла, что мои молитвы наконец услышаны.

– И мои тоже, – прошептал Джонас, не отрывая от Терри глаз. – Мои тоже.

 

Эпилог

 

Плотные спинные мышцы свело судорогой, спина Ангела выгнулась дугой, что затрудняло движение и заставляло описывать круги. Спустя несколько секунд ее брюшная полость начала дрожать в приступе мощных родовых схваток.

Ангел остановилась, ее яйцевод расширился. Болезненный толчок – и из утробы акулы был исторгнут полностью сформировавшийся двенадцатифутовый детеныш мужского пола весом тысячу фунтов.

Усиленно работая хвостом, юный охотник вихрем пронесся мимо матери в черную впадину. Через несколько секунд на свет появился второй самец – на сей раз девятифутовый, чуть мельче своего брата. Детеныш стрелой промчался мимо вытянутых челюстей нерадивой мамаши, устремившись за братом на север.

Только после десяти ударов хвостовым плавником по воде измученной самке удалось восстановить импульс. Но буквально через мгновение она уже ринулась в погоню за детенышами, горя желанием убить всех тех, кому подарила жизнь.

Детеныши уловили вибрации своей идущей по следу мамаши и сразу ускорились. Огибая «черных курильщиков» и скопления рифтий, они постепенно все больше отдалялись друг от друга. Выживание этих новорожденных хищников теперь целиком и полностью зависело от того, сумеют ли они избежать не только своей ненасытной мамаши, но и стай свирепых кронозавров.

Не сумев догнать проворных детенышей, самка сбавила скорость и, широко открыв пасть, попыталась сделать вдох в обедненной кислородом среде. И хотя она уже успела привыкнуть к жизни на мелководье, природа обрекла ее вид на существование в теплых водах впадины. Охотница навсегда останется здесь, если, конечно, сможет утолить голод.

Ангел снова двинулась на юг, нацелившись на молодого кронозавра. В один прекрасный день хищница, быть может, убьет последнего представителя этих гигантских плиозавров, оборвав таким образом пищевую цепочку, обеспечивавшую ее вид в течение более чем ста тысяч лет. И тогда созданная самой природой величайшая машина для убийств будет вынуждена вернуться на поверхность, ведомая въевшимися в плоть и кровь воспоминаниями.

 

Благодарности

 

Мне в очередной раз хочется сказать огромное спасибо моему менеджеру и наставнику Кену Атчити и всей его команде из «Atchity Editorial Entertainment International» за их неустанные усилия.

Быстрый переход