Изменить размер шрифта - +
Если в благодеяния – какая и кому от того польза? Может быть, люди тогда не знали еще огня и грелись у пылающих потоков? Наверное, это было красиво – пылающая во мраке река огненной воды...

– Ну давай! – настаивала Ольга.

– Давай! – азартно махнула рукой Анастасия. – Только осторожнее. – Она задрала голову. – Больно уж много воды в этой башне.

К делу приступили со всеми предосторожностями. Ольга высекла огонь, подожгла намотанную на стрелу сухую ветошь и пустила стрелу шагов с тридцати. И... Моментально взметнулось гудящее пламя, прозрачное, бездымное. Всхрапнули и попятились кони. Крохотные отражения пламени плясали в их огромных глазах. Собаки повизгивали, отбежав подальше.

Пламя притягивает и завораживает, это знают все. В костер, в очаг можно глядеть часами. Анастасия с Ольгой застыли, не в силах отвести глаза. Пылающая струя текла из прорубленной дыры, огонь лизал выпуклую стену. Зрелище было волшебное – горела вода! – но постепенно Анастасия ощутила смутную тревогу, давящее неудобство в сердце и мыслях. Неясную опасность. Словно что‑то забытое просыпалось в ней, властно гнало прочь, подальше от этого места. Она тряхнула головой, прогоняя наваждение. Но оно не проходило. Щеки раскраснелись от жара. Смутная тревога крепла.

– Что‑то мне не по себе... – пожаловалась Ольга, и Анастасия с радостью ухватилась за эти слова.

– Отъедем‑ка подальше, – сказала она. – Неладно что‑то...

Отъехали к самому лесу, где дожидались привязанные к деревьям заводные лошади. Не спешиваясь, ждали – неизвестно ничего. И ускакать хотелось, и удерживало что‑то, ощущение незавершенности. Анастасия сняла островерхий шлем с золотым серпом‑и‑молотом на шишаке, рассеянно пригладила упавшие на лоб волосы.

– Может, Древние эту воду наливали в лампады, – сказала она. – В этих вот храмах. Нет дыма – значит, нет и копоти, а у нас...

Грохнуло так, словно земля раскололась от страшного удара изнутри. Шлем выпал из рук Анастасии, покатился под копыта. Росинант взмыл на дыбы, истошно заржал, Анастасия всем телом навалилась ему на шею, пригибая вниз, и видела, как там, впереди, на месте круглой башни вспухло черно‑багровое облако, пронизанное ярко‑желтыми вспышками; что‑то мощно прожужжало неподалеку, обрушилось на лес, и совсем рядом, с треском ломая молодой подлесок, повалилась развесистая крона старой ели.

Анастасия наконец справилась с конем. Дрожащими пальцами гладила его теплую шею. Сердце отчаянно колотилось.

На месте башни торчали из пламени и дыма скрученные лохмотья искореженного железа. Дым густыми клубами тянулся под облака. Собаки зло гавкали на него, поджав хвосты.

– Н‑ничего с‑с‑себе водичка, – еле выговорила Ольга, отчаянно пытаясь улыбнуться, но получалось это у нее плохо.

– Представляю, каков же горючий песок, если горючая вода – вот такая... – Анастасия спрыгнула с коня и сердито подобрала шлем. – Если бы мы остались рядом... – Ее прошиб озноб запоздалого ужаса. – Горелые косточки остались бы. Ну ничего, впредь урок – не соваться поджигать что попало.

– А если мы оскорбили древних богов? – спросила Ольга. &ndas

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram