Изменить размер шрифта - +

     Еще через четыре дня мы прибыли в Нью-Йорк, полные печальных мыслей о той, что покинула нас навсегда. Тень Дезире еще долго витала над

старым мрачным особняком на Пятой авеню. Ей было так неуютно в старых холлах среди портретов Ламаров, поблекших в свое время, когда сама Ла

Марана ворвалась метеором в сердца своих современников.
     На этом, думаю, и следует закончить этот рассказ. Но я не могу удержаться, чтобы не поведать о любопытном приключившемся со мной инциденте.

Минут двадцать назад, когда я писал последнюю главу, сидя за массивным столом из красного дерева, рядом с окном, через которое падали лучи

сентябрьского солнца, - двадцать минут назад, как я сказал, в комнату ввалился Гарри и рухнул на большое кресло с другой стороны стола.
     Я поднял голову и кивнул ему, а он несколько секунд нетерпеливо на меня смотрел.
     - Ты не прогуляешься со мной в Саутгемптон? - наконец спросил он.
     - Когда ты туда поедешь? - осведомился я, не поднимая головы.
     - В полдвенадцатого.
     - Ну и что там?
     - Послушаем блюзы. Ну и партия в поло.
     Я на мгновение задумался.
     - Что ж, думаю, я пойду с тобой. Сейчас соберусь.
     - Вот и отлично! - Гарри поднялся на ноги и начал бесцельно барабанить пальцами по столу. - Что это у тебя тут за ерунда?
     - Мой дорогой мальчик, - улыбнулся я, - ты пожалеешь, что назвал это ерундой, если я тебе скажу, что это искренний и правдивый рассказ о

нашем путешествии.
     - Должно быть, дьявольски интересно, - заключил он. - Самая глупая ерунда на свете.
     - Думаю, у других будет иное мнение, - ответил я, в некотором раздражении от его манер. - Уверен, что это будет волнующее чтение о том, как

мы вместе с Дезире Ле Мир были похоронены в Андах, как мы сражались с инками, как, наконец, бежали, как...
     - Дезире - что? - прервал он меня.
     - Дезире Ле Мир, - четко повторил я. - Великая французская танцовщица.
     - Никогда о ней не слышал, - сказал Гарри и посмотрел на меня так, будто сомневался, в своем ли я уме.
     - Никогда не слышал о Дезире - женщине, которую ты любил? - почти выкрикнул я.
     - Женщина, которую я... Вздор! Говорю, я никогда о ней не слышал.
     Я смотрел на него, весь кипя от возмущения.
     - Полагаю, после этого ты скажешь, что никогда не бывал в Перу, - произнес я со всем возможным сарказмом.
     - К сожалению, не бывал.
     - И никогда не взбирался на пик Пайка, чтобы посмотреть восход солнца?
     - Дальше Рахвея, штат Нью-Джерси, я на западе не бывал.
     - И ты никогда не нырял со мной с вершины колонны высотой в сотню футов?
     - Нет. Я еще не потерял рассудка.
     - И ты не отомстил за гибель Дезире, убив короля инков?
     - Постольку поскольку не знаю никакой Дезире, - промолвил Гарри, и в его голосе появилось нетерпение. - Могу лишь еще раз повторить, что

никогда ничего о ней не слышал. И... - продолжил он, - если ты собираешься поставить на уши весь свет такими небылицами, могу сказать, что ты

слишком дешевый автор, чтобы так свободно распоряжаться именами членов своей семьи, то есть в данном случае моим. А если ты попытаешься все это

опубликовать, я непременно поставлю всех в известность, что это вымысел чистейшей воды.
Быстрый переход
Мы в Instagram