Изменить размер шрифта - +
Было ясно: без скандала не обойдется. Иначе он отсюда не уйдет.

Я не знал, что предпринять, и тут над моим ухом раздался голос крупье:
     - Вы мешаете нам, сэр.
     Я взглянул на него так, что он тут же прикусил язык, и обратился к брату, приняв единственно возможное на тот момент решение:
     Так, дай-ка я сяду. Сыграю вместо тебя. Ну, вставай!
     Он замялся, посмотрел на меня, затем нерешительно поднялся, и я занял его место.
     Рулетка меня никогда особенно не интересовала, но что мне еще оставалось делать? Обстоятельства были сильнее меня, хотя вообще-то все эти

азартные игры, по моему мнению, не стоили того, чтобы ради них шевелить мозговыми извилинами. Для человека обладающего здравым смыслом ничего

противнее быть не может. Но теперь передо мной стояла вполне определенная задача. Если уж я за что-то берусь - хоть кирпичи класть, - то делаю

это как следует; и теперь, когда я занял место у стола, мой пульс немного участился.
     Можно ли усилием воли повлиять на движение шарика из слоновой кости?
     Я устремил на него пристальный, как у орла, взгляд, впрочем не особенно напрягаясь. Я играл с уверенностью человека, у которого есть некая

безошибочная система, хотя на самом деле действовал наугад. Я делал ставки быстро и четко, как гроссмейстер переставляет пешки или фигуры на

доске, стремясь деморализовать противника.
     Мое спокойствие подействовало на крупье. Он стал нервничать и ошибаться. Дважды я исправлял его просчеты, и не прошло часа, как его руки

задрожали от волнения.
     И я выиграл.
     Останавливаться на подробностях нет смысла, но в итоге я победил. Игра продолжалась шесть часов и не прерывалась ни на минуту. Я был

истощен до предела, но в конце концов поднялся с кресла и вручил брату проигранную им сумму. Вдобавок я еще положил несколько тысяч в свой

карман. Меня пытались поздравлять, выражали свое восхищение, но я никого не слушал и повел Гарри к выходу.
     Мы сели в машину. Бедолага шофер нас совсем заждался. Он буквально одеревенел, и я пересадил его на заднее сиденье, а за руль взялся сам.
     Это было сделано отчасти из жалости к водителю, отчасти для того, чтобы оставить Гарри наедине с его мыслями, которые, как я знал, были

несколько неспокойными. Он молчал в течение недолгой поездки, и я улыбался про себя в темноте раннего утра, когда слышал, как время от времени

прорывается через его сухие губы не поддающийся контролю вздох.
     Из чувства благодарности, возможно.
     Я поднялся впереди него на крыльцо и прошел в коридор старого дома на Пятой авеню, рядом с Десятой улицей. Здесь жил еще наш отец, а до

него - дед.
     Там, в тусклом свете, я остановился и обернулся, пока Эванс шел из внутренних комнат, протирая заспанные глаза.
     Добрый старый Эванс! И все же в подобной преданности слуги есть свои неудобства.
     - Ну? - сказал Гарри тонким, высоким голосом.
     Нервы мальчика были напряжены до предела, пары моих слов было бы достаточно для взрыва. Поэтому я похлопал его по плечу и отправил спать.

Он пошел надувшись, не глядя по сторонам, и его плечи опустились, как у старика. Но я подумал, что ему необходимо хотя бы несколько часов сна.
     "В конце концов, он - Ламар", - сказал я самому себе и велел Эвансу принести в библиотеку вина и сандвичей.
Быстрый переход
Мы в Instagram