Изменить размер шрифта - +
Малваун только что увидел капитана и даже не знал ещё его фамилии. Он просто заметил в коридоре Пограничного Управления перед кабинетом груп-полковника Ролауна стройного молодого военного и подумал со злостью:

    «Вот сволочь! Ну, сколько этому гаду? Лет двадцать пять-двадцать шесть, а уже капитан!» Зависть как бритвой полоснула по сердцу. Майору страшно захотелось, чтобы этот новоприбывший попал в его, Малвауна, подразделение. Он бы им занялся и дал бы почувствовать молокососу, что значит служба, и как зарабатываются офицерские нашивки. «Уж я бы ему показал!» - подумал майор, идя по коридору, и тут же мелькнула мысль, что издеваться над младшим по званию - это неправильно и несправедливо. Но Малваун тут же урезонил себя: а почему он, мальчишка, уже капитан? Способный, наверное, раз сразу после училища угодил в Академию. За это вполне можно поиздеваться, только попади он к нему.

    Одна часть этого плана осуществилась легко: капитана направили как раз на катер Малвауна, но второй, увы, сбыться было не дано, поскольку капитан носил фамилию Договар и являлся не кем иным, как сыном генерала-консула Договара. Майору осталось только, скрежеща зубами, сносить довольно наглое поведение мальчишки, которое, как сегодня выяснилось, было «проверкой», попыткой «расшевелить» его, майора Малвауна!

    «Считает, что меня можно привлечь в свою дурацкую организацию, а почему он так считает?» - думал Малваун. «Полагает, что я должен иметь все основания быть недовольным режимом, что я обделён. Значит, смотрит на меня как на серость, дерьмо. А ведь для кого-то, скажем для жён моих братьев, то, что имею я - предел мечтаний. А для этого я - серость, так надо понимать? Ну, погоди, я тебе устрою «Обновление!»

    Неожиданно подумалось, как будто кто-то со стороны спросил: «А что ты сам всё-таки о себе думаешь, а, майор? Ведь недоволен, полагаешь, что тебя затирали, всегда обходили, Кому, как не тебе знать, как быстро растут в армии сынки крупных начальников, а не по-настоящему преданные служаки, да и вообще…»

    Майор Малваун растерялся. Действительно, он же всегда был недоволен и званием, до которого смог дослужиться, и местом службы, где он проторчал практически все эти годы, да и своей семьёй, наконец. Мелькнула мысль - а при чём тут семья? Малваун потряс головой. Каша какая-то, и что только в мозги лезет!

    Сравнения, сопоставления, и разные выводы даже в молодости давались Малвауну туговато. Слово «анализ» прочно ассоциировалось у него только с гарнизонной поликлиникой. С годами службы его сознание и подавно закостенело, шестерни из серого вещества поворачивались совсем плохо, а мысли вдруг, откуда ни возьмись, полезли. Но шестерёнкой, которая крутилась легче других, была та, которая была смазана ненавистью к личностям, подобным капитану Договару, к таким, кому всё даётся легко и при этом хочется ещё чего-то такого…

    «Что же ему надо?» - в который раз думал майор. - «И что им всем там, в этом «Обновлении», надо? Да были бы у меня такие родственники, чтобы в двадцать пять лет сделать меня капитаном, а лет в сорок помогли надеть генеральские погоны, я бы счастлив был да и только. С жиру это всё, с жиру!»

    Малваун слабо воспринимал факты, выходившие за пределы его понимания. Как и большинство жителей Силонта в таком случае, он пытался подогнать всё под какие-то доступные мозгу критерии. Если же некоторые вопросы, отмахнуться от которых не было возможности, плохо влезали в схему, устоявшуюся в голове, это раздражало, а порой вызывало даже злобу: почему это человеку может хотеться чего-то, что тебе самому непонятно?

    Майор, забывшись, невольно потёр рукой карман, где лежал блок с записью.

Быстрый переход