Изменить размер шрифта - +
 — Так тебя обнимала, а как целовала-а-а… что? Что ты опять ржешь?! — взвилась я, реагируя на его смех. — И хватит уже жрать эти фрукты! — схватив корзину, из которой муж щипал виноград и по одной ягодке закидывал в рот, потешаясь надо мной, я поставила ее на свою скамью. Мы тут разговоры разговаривать, а не есть пришли, вот!

— А я говорил, что подслушивание до добра не доводит, — с тоской проводив взглядом корзину, вздохнул Варг. — Причем никого, — я дернула плечом, выражая то ли согласие, то ли его полную противоположность-сама не разобралась, а мужчина продолжил: — Амелия явилась в мой дом вместе с Уной, я ее не приглашал. Но и выставить без причины из‑за стола женщину, с которой у нас были довольно… — он замолчал, подбирая правильное слово, — приятные и взаимовыгодные отношения больше пяти лет, извини, я не мог.

Я поджала губы, но смолчала. Тоже не смогла бы, наверное, выгнать близкого человека в такой ситуации. Тем более тетя в отличие от племянницы за языком старалась следить и за ужином больше напоминала несчастную женщину, чем закоренелую стерву. Но как он мог спать с ней, когда этажом ниже находится невеста?! Вот это действительно было обидно. Супруг тем временем продолжил объяснения:

— Ночью же Амелия пробралась в дом через крышу, куда прилетела на своей виверне. У нас не принято запирать двери и окна магическими щитами без особой причины, этим она и воспользовалась. И кстати, — он хитро улыбнулся, — мы бы все выяснили еще в коридоре, если б не ты. Я просто не хотел, чтобы нас подслушивали, поэтому и пустил ее в комнату. Если тебе от этого станет легче, ревнивая моя Белоснежка, у нас ничего с ней не было, кроме серьезного и не очень приятного разговора, после которого я проводил ее наверх и отправил восвояси, — я хотела возмутиться, гордо заявив, что мне все равно, но он жестом остановил: — Да и раньше я не пускал любовниц в свою постель, предпочитая визиты на их территорию. Это правило.

— И меня не пустишь? — вырвалось прежде, чем я успела сообразить, что несу.

— Ты-жена, — в упор глядя на меня, веско произнес он, потом медленно поднялся, подошел, не разрывая зрительного контакта, наклонился и… умыкнул из корзины гроздь винограда, после чего плюхнулся обратно на свою скамью и будничным тоном сказал: — Хоть и по договору. Кстати, о нем. Я тоже отщипнула крупную виноградину и надкусила, дабы заесть нарастающую нервозность. Потому что, если сейчас эррисар заявит, как мой брат, что он мужчина, а все мужчины полигамны в отличие от моногамных женщин, я эту самую корзину ему на голову надену со всем содержимым. И это только начало.

— Ты ведь знаешь, как обычно живут люди, заключившие вынужденные браки, верно? — спросил Варг, и я медленно кивнула, потянувшись ко второй ягоде. — Есть муж, жена… они ходят на официальные встречи, ведут какие‑то совместные дела, но каждый живет своей жизнью.

— Вот именно, что каждый! — не выдержала я. — Так почему тебе можно заводить любовниц, а мне любовников-нет? — сказала с вызовом, на что муж поморщился.

— Дослушай меня, Белоснежка, а? — попросил, справившись с эмоцией.

— Слушаю, — сложив на груди руки, ответила ему.

— Во-первых, я никого не заводил. А наоборот приостановил отношения.

— Угу, на время отъезда, — смешок получился нервным.

— Снежа-а-ана.

— Молчу-молчу, вот, видишь, — я показала ему очередную виноградину, — рот занят, так что высказывайся, — и поднесла к губам зеленую ягоду, да так и не съела, ибо взгляд, которым провожал ее супруг, меня слегка озадачил.

Быстрый переход
Мы в Instagram