Изменить размер шрифта - +
Неукротимая – я выбрал бы это слово, если б захотел одним словом охарактеризовать Поппи.

Лорен взглянула на него; ее голубые глаза были серьезными.

– Тогда этот бокал поднимем в честь Поппи, – тихо проговорила она.

– За Поппи, – повторил Майк. Наступило молчание, а потом он продолжил: – И за мисс Лорен Хантер – ее наследницу.

Лорен вздохнула.

– Боюсь, потребуется много шампанского, – сказала она, – потому что у меня просто голова идет кругом, как я подумаю о всех этих землях и этих миллионах. Что мне с ними делать?

– У вас будут хорошие советчики, – успокоил ее Майк. – Либер позаботится обо всем этом.

– Есть одна вещь, которую мне хочется сделать… – сказала она. – Помните, вы говорили, что Пьерлуиджи хотел учредить фонд в памяти своей сестры? Чтобы помочь бездомным молодым людям и дать им возможность поступить в колледж? Мне бы хотелось потратить на это часть этих миллионов. Пусть он будет называться фондом Поппи Мэллори. Можно также учредить отдельно стипендии имени Клаудии.

– Это хорошее дело, Лорен, – сказал он тихо. Она пожала плечами.

– Ведь я сама была одной из них – до прошлой недели. Они смотрели, как Мария радостно возилась, играя со своим большим мишкой.

– Я знаю, что проблема с ее слухом достаточно серьезна, но врач надеется, что после операции он может восстановиться хотя бы частично, – Лорен взглянула на Майка с надеждой. – Он сказал мне, что она сможет говорить и понимать по губам – и это хорошо. И я просто счастлива, что не случилось чего-нибудь похуже.

– А как насчет вас? – спросил он, встретившись с ней взглядом.

– Может быть, я поступлю все-таки в Стэнфорд, – ответила она с готовностью. – Я подумала, что смогу купить домик неподалеку, и надеюсь, что они позволят мне жить там с Марией. Я смогу нанять няню и оплатить расходы на лечение.

Потом она с благодарностью взглянула на Майка.

– Жаль, что Поппи Мэллори никогда не узнает, как я ценю ее неожиданный подарок, потому что это и впрямь подарок. Я ничем не заслужила эти деньги.

– Давайте просто скажем, что они попали в хорошие руки. Точно по адресу, – сказал с улыбкой Майк. – Знаете, Лорен, вот ведь что забавно… Я только что подумал, как мне нравится здесь, в Калифорнии, и я не прочь сам купить здесь домик. Поппи мне тоже оставила наследство – книгу, и Калифорния ничуть не хуже других мест, где бы я мог ее завершить. Может быть, мы станем соседями, Лорен. И когда вы будете уставать от своих энергичных парней из колледжа, надеюсь, вы захотите пообедать со мной так же, как сегодня. И не один раз?

– Я буду только рада, – сказала Лорен, и ее голубые глаза засветились так, как светились, наверное, глаза Поппи, когда она была влюблена.

 

ЭПИЛОГ

 

1957

Даже теперь, когда она была старой дамой, жившей в одиночестве на своей вычурной нарядной итальянской вилле – далеко от дома своего детства в Калифорнии, Поппи могла вспомнить, как смотрела на цветы, в честь которых дали ей имя – всего через неделю после своего рождения. О, конечно, ей всегда твердили, что это невозможно; что такой маленький ребенок даже и видеть-то толком не может. Но ведь это поле, взбегавшее вверх по холму перед старой индейской пристройкой, было распахано той же осенью и засеяно ячменем под зиму, и после обильных гроз нежные грациозные калифорнийские маки больше там не росли. И откуда ей знать тогда их так хорошо, если только они не запечатлелись в ее памяти?

Закрывая глаза, она могла вновь пережить то волнение, невесомое, как полет, ощущение, что она на руках своей матери, тонкий аромат ее кожи, когда она брела, утопая по колено в душистом море цветов.

Быстрый переход
Мы в Instagram