Изменить размер шрифта - +
Ария пленила его своей уязвимой, трепетной молодостью, и ему хотелось быть рядом с ней, наблюдать, как она превратится в прелестную женщину, которой – он знал – она станет. Он хотел защитить ее от жестокого мира броней своего богатства. Он знал, что долго не протянет – может быть, год или месяц – или даже неделю… кто знает? Сегодня он – жив, а завтра – нет… Все может окончиться быстро и просто… Но на эти быстротечные мгновения он хотел ее всем своим существом… Он знал, что это несправедливо; но также он знал и то, что его эгоизм обеспечит ей свободу.

Двойная ирония была в том, что девушка, которую он любил, влюбилась в правнука Франко Мальвази. Потому что, знай Франко, что у него был сын, – именно Орландо унаследовал бы его империю – не Карральдо. И он прожил бы жизнь обычного человека. Таковы превратности судьбы.

Он слышал, как кто-то зашел в комнату, и знал, что это Ария, еще до того, как открыл глаза… Он узнал ее легкие шаги и аромат ее волос, когда она наклонилась к нему.

Его карие глаза внезапно открылись, и он посмотрел на нее со своей обычной сардонической полуулыбкой.

– Ты так добра, Ария, что пришла навестить меня, – проговорил он, но она просто молча смотрела на него, потрясенная его мертвенной бледностью и слабым голосом. – Присядь ко мне ненадолго, – сказал он. – Я хочу поговорить с тобой.

Ария положила цветы на столик и присела у кровати.

– Как вы себя чувствуете? – спросила она встревоженно.

– Кто знает? – ответил Карральдо с улыбкой. – Мне сказали, что я буду умирать в течение двух лет.

– Нет! – воскликнула она. – Этого не может быть, они могут что-нибудь сделать! Мы обратимся к лучшим специалистам…

– Ария, – сказал он нежно, – я был у лучших в мире врачей, и если бы можно было что-нибудь сделать, они бы сделали это.

Она закрыла лицо руками, беззвучно плача, и его глаза стали скорбными.

– Не плачь, – сказал он. – Я ведь не собираюсь умирать прямо сейчас. Наоборот, я хочу поговорить с тобой.

Он остановился на мгновение, переведя дыхание.

– Я жил совсем в другом мире – не похожем на твой, Ария, – проговорил он наконец. – Он был полон зла и насилия, но я обещал себе – даже тень этого зла никогда не коснется тебя. Твой отец знал правду обо мне, но он подарил мне свою дружбу – как мужчина мужчине. Я любил его за это, а теперь я люблю тебя, его дочь.

– Я не знала, – прошептала она с мукой. – Я не понимала. Теперь я вижу, какой я была эгоистичной, какой недоброй к вам!

– Как мог я ждать чего-то иного? – спросил он. – Ты была молоденькой девушкой, которая хотела романтики и настоящей любви. Я знал, что не могу просить тебя об этом.

Ария поникла головой, глядя на его руки, неподвижно лежавшие поверх одеяла; они выглядели хрупкими и уязвимыми. Неожиданно могущественный Карральдо стал казаться беспомощным.

– Когда я умру, – начал он, – все, что у меня есть, будет твоим: моя коллекция живописи, мои галереи, дома – все. О твоей матери позаботятся, я уже обсудил это с моими адвокатами; тогда ты будешь свободна. Мне нравится думать о том, что ты будешь заниматься галереями Карральдо, когда я уже сам не смогу. Это то единственное хорошее, что я сделал в своей жизни.

– Пожалуйста, – прошептала она, беря его руку в свою, – не говорите так… Вы поправитесь, и мы вместе будем заботиться о ваших галереях – еще очень долго! Обещайте мне, что вы поправитесь!

Ее встревоженные голубые глаза встретились с его глазами, и он подумал, как она красива и как ему повезло, что он узнал ее; она и ее отец были глотком свежего воздуха в его жизни.

Быстрый переход
Мы в Instagram