Изменить размер шрифта - +
Когда он сделал все это со мной, единственное, чего мне хотелось – это умереть.

– Умереть! – повторила в ужасе Энджел. Поппи кивнула.

– О, поверь мне, я искала способ. Я думала, как мне добыть яд, ружье, нож—все что угодно, лишь бы убить себя.

Она посмотрела в остановившиеся глаза Энджел.

– Но, Энджел, я поняла, что не хочу умирать, потому что я люблю Грэга. Можешь ты проклинать меня за то, что я не убила себя?

– Проклинать тебя? – задохнулась Энджел. – Конечно, нет!

– Любя Грэга так, как я его люблю – и он любит меня – я поняла, что все это было просто глупой одержимостью дурным человеком, иностранцем, чужим человеком, который воспользовался моими девическими романтическими чувствами и вскружил мне голову. Ох, Энджел, я думала, что никто никогда не узнает об этом, что я просто выброшу это из головы, забуду, оставлю в прошлом. Ведь, на самом деле, – сказала она скорбно, – это причинило бы боль Грэгу. Но ведь это никак его не коснется. Я ведь по-прежнему такая же, как и была раньше. Ты видишь, Энджел, это не была моя вина.

– Конечно, нет, – выдохнула Энджел.

– А потом я поняла, что беременна, – проговорила медленно Поппи. – И мне было страшно даже подумать о том, что же делать теперь.

– О, Господи! – воскликнула Энджел. – И как же теперь тебе быть?

– Вот еще и из-за этого я здесь. Выслушай меня внимательно, Энджел. Пожалуйста, не говори ничего, пока я не закончу. Просто разреши мне все тебе объяснить.

Энджел грустно кивнула.

– Я поселюсь в пансионате—где-нибудь в глубине Италии, подальше отсюда, в тихом месте, где никто не знает меня. Я пробуду там, пока не родится ребенок.

– Но ты ведь не собираешься отдать его кому-нибудь? – в ужасе выдохнула Энджел.

Поппи покачала головой.

– Энджел, ты обещала ничего не говорить, пока я не закончу, – сказала она тихо. – Теперь, пожалуйста, слушай внимательно, Энджел, потому что это касается и тебя. И Фелипе, – добавила она мягко.

Помни остановилась, а потом заговорила опять.

– Мы обе беременны; наши дети родятся почти в одно и то же время. Энджел, я прошу тебя взять моего ребенка, вырастить его как своего… понимаешь? Никому нет нужды это знать – ну… словно у тебя родились близнецы.

Голубые глаза Энджел расширились от изумления, и Поппи поспешно заговорила дальше:

– Энджел, ведь это просто ребенок – еще одна милая, чудесная крошка… мое дитя, Энджел. Как я могу отдать его чужим людям, когда он должен быть членом нашей семьи? Пожалуйста, Энджел, я умоляю тебя… возьми моего ребенка. Освободи меня от этого страшного бремени… я просто не знаю, что мне делать, если ты скажешь – нет, – добавила она скорбно.

Энджел в ужасе взглянула на нее.

– Ты не можешь думать… о самоубийстве, – прошептала она.

Поппи опустила глаза и смотрела в коврик.

– А что еще мне остается?

– Моя бедная, бедная любимая Поппи! – закричала Энджел, порывисто обнимая ее. – Конечно, я хочу тебе помочь. Я должна тебе помочь. Но что же мы скажем Фелипе?

– Фелипе – милосердный человек, – мягко проговорила Поппи. – Просто спроси его, Энджел, и увидим, что он скажет. Мне кажется, что он любит тебя, и, может быть, он согласится.

Но вместо Энджел с ответом пришел Фелипе.

– Энджел настаивает на том, чтобы взять ребенка, – сказал он Поппи холодно.

– Твоего ребенка, – сказала Поппи тихо.

Быстрый переход
Мы в Instagram