Изменить размер шрифта - +

Все более изощренные средства террора применяют проиранские террористы в Израиле. Недавняя эпидемия гриппа, уложившая в койки 90 % населения, была вызвана синтетическим диверсионным вирусом «Джама-9».

Начальник израильского генштаба генерал Ари Вольф заявляет, что его терпение на исходе и он готов использовать против Тегерана биологическое оружие прионного типа, вызывающее губчатую энцефалопатию. «Мы быстро превратим их каменные мозги в мочалки», — заявил этот высокопоставленный военный, и, судя по странной пылевой буре, надвигающейся сейчас на Иран, израильтяне не тратят время на пустые угрозы.

В ряде развивающихся стран начались погромы интернетовских провайдеров и линчевания обычных пользователей сети, которых обвиняют в связях с дьяволом, шпионаже и порче скота.

Земной шар покрывается кровавыми пятнами и скоро на нем живого места не останется.

Господи, в каком мире мы будем жить через пять лет и будем ли жить вообще?

 

1. «ПОСИДЕЛКИ»

 

открытая зона «Мичуринск», астероид Гаспра, январь 2053 г.

 

Открылся люк, похожий на жвала жука, и выплюнул малосимпатичного во всех отношениях человека. Пожалуй, только убогий рост мог вызвать к нему какие-то положительные чувства -ну, скажем, покровительственные. Да и то ненадолго.

За столом, не имеющем ножек, сидело уже двое: один поперек себя шире; другой стройный как облизанный леденец, такой же влажный и даже склизкий. Впрочем, пигментный штамп над его правым глазом свидетельствовал о стандартной процедуре клоноинкубации.

Прибывший коротышка оглянул встречающих и выдохнул с каким-то странным двойным шипением.

— Такое впечатление, Анпилин, что ты еще и задницей дышишь,-осклабился влажный и склизкий.

— Я ценю твое внимание к моей дыхалке, Додо-Дубль. — отозвался «малыш», — учитывая, что на гостеприимной Гаспре мне разок уже отключили кислород. Десять минут в безвоздушном коридоре, это еще хуже чем барахтаться с тремя хреново запрограмированными шмарами в узкой койке. И это после того, что я удирал от ментов в контейнере с сильнозамороженным фаршем. Сто восемьдесят миллионов километров при температуре минус сто пятьдесят…

— Но ты вроде жив-здоров, Анпилин. Глазки по-прежнему бегают, носик красный… да и твоя способность быстро перескакивать в состояние «маринада» меня радует. — включился широкоплечий.-Хотя, в общем-то мне плевать, живой ты или дохлый. Гораздо важнее то, что ты продал Зонненфельду, и что собираешься всучить нам.

— Ну, если ты так торопишься.

Без паузы маленький Анпилин засунул длинный узкий палец под верхнее веко и отжал глазное яблоко книзу, оголив ямку малоприятного цвета. Затем коротышка мысленно подозвал к себе стакан и, наклонившись, направил в него из глазной впадины струйку молочного цвета.

— У тебя в башке, кроме этого коктейля, что-нибудь еще есть?-справился человек-леденец. Впрочем, вопрос не требовал ответа.

Стакан наполнился едва ли на четверть, а потом заскользил к центру стола. Глаза всех трех собеседников впились в содержимое стакана. А там мощная пленка поверхностного натяжения быстро сжала жидкость в пузырь. Пузырь стал плавно вылетать из стакана, поплевая по дороге крохотными струйками.

— Ну и как это называется? — несколько недоумевая спросил широкоплечий.

— Карл, дорогой, это назы…, — начал «малыш».

— Стоп! Заткнись, блин! — заорал человек-леденец. Из рукава его комбеза влетело в руку нечто напоминающее солонку; из нее выпорхнули искорки, мгновение спустя превратившиеся в лезвие из зеленоватого огня.

Однако для маленького человечка по имени Анпилин мгновение не было таким скоротечным.

Быстрый переход